Как появилась социология организаций

социология организаций

Почему на предприятиях многих стран появилась социология? Известно, что развивать производство вширь, экстенсивным способом, до бесконечности нельзя: есть предел и резервам рабочей силы, и свободной земле, и времени. Рабочий день не растянешь больше, чем на сутки. В начале пришлого века США подошли к такому пределу. Из 76 миллионов американцев 27 были рабочей силой. Рабочая неделя длилась около 60 часов. Дальше расширяться было некуда.

Тогда в поисках новых, внутренних источников интенсивного развития производства усиленно начали совершенствовать машины и механизмы, обновлять технологию. Но, пожалуй, самым многообещающим источником повышения эффективности оказался так называемый «человеческий фактор» производства. Разве не привлекательно достичь тех же (иногда и больших) результатов, не вкладывая новые капиталы, а лишь изменяя организационные нормы, способы воздействия на людей, их связи?

Тогда-то и потребовалось установить закономерности поведения людей, группы социальных организаций, чтобы лучше управлять ими. «Капитаны индустрии» на такое знание возлагали большие надежды. Для социологии это был своего рода социальный заказ.

К слову многие ведущие компании занимаются повышением продуктивности своих работников, и нередко для этого применяют социологию и ее законы. Например, украинская компания HR Eldorado большое внимание приделает обучению и саморазвитию персонала, что делает работников компании более продуктивными. Но вернемся к социологии.

История о том, как складывалась и применялась социология управления организациями, интересна и поучительна.

На Западе социология управления организациями никогда не имела единой методологической основы. Огромное число школ, теорий, концепций, которые зачастую трудно сопоставить между собой,— таков общий вид этой науки и сегодня. Сами представители западной науки об управлении признают издержки такого теоретического разнобоя: многозначность понятий, несводимость результатов, трудности обобщений и т. д.

Особенно заметны отличия научных традиций Старого и Нового Света. В науке европейской организацию изучали как часть общества в целом. Наиболее прогрессивных ее исследователей интересовали проблемы бюрократии, классовые конфликты, отчуждение человека, влияние на него индустриализации и т. д. Здесь можно заметить следы гуманистических идей социалистов-утопистов. Другая важная особенность европейской традиции — склонность к историческому взгляду на организации, особое внимание к их происхождению и развитию.

Обе эти черты взаимосвязаны. Европейская социология как бы двигалась от общества в целом к организации, «сверху-вниз».

Североамериканская наука шла в противоположном направлении. Ее отправная точка — элементарный процесс труда. Эта традиция определилась еще в середине поза прошлого столетия, когда в США вышла книга И. Бабаджа «Экономика машин и производства». Не структура организации, а подробный анализ разных работ — вот что, по мнению ее автора, должно стать основой управления. С такой сугубо эмпирической точки зрения даже общество выглядело просто как большое предприятие, огромная мануфактура (взгляд «снизу вверх»). Исследователями в этой области часто становились сами управляющие или даже предприниматели, и это усиливало чисто потребительский характер их методологии.

Уже с начала прошлого века Новый Свет начал активно теснить Старый; американский подход получал все большее влияние в Европе. Пожалуй, дольше всех держались французы, но и там многие исследователи отдают предпочтение методикам «старшего партнера».

Какой же путь прошла социология организаций? Просто сумма рабочих операций. Первые представления об организации в начале XX века связаны с именем американского инженера и исследователя Ф. Тейлора. Именно от него пошло представление о том, что организация — лишь результат действий управляющих, которые ее полностью конструируют и столь же полно (особенно с помощью науки) владеют ею. Ее сердцевина, «первоэлемент» — процесс труда.

Вот знаменитый эксперимент Ф. Тейлора с рабочим Шмидтом. Тот переносил чугунные болванки. Тейлор заметил, что он работает не самым эффективным способом: выматываясь вначале, он неумело распределял паузы отдыха, и усталость нарастала слишком быстро. Тогда Тейлор тщательно рассчитал схему этой работы, соизмерил все движения, нашел самый экономный вариант. Затем с хронометром в руках он встал рядом со Шмидтом и велел ему все делать только по команде: нагнись, подними, иди, опусти, сядь и т. д. Результат окрылил — производительность выросла в 4 раза! Шмидту стали платить на 60 процентов больше. Из этого эксперимента пошла вся система Тейлора, а впоследствии родились и многие другие концепции правильной организации труда на разных предприятиях. И все это было бы невозможно без использования науки социологии.

Автор: А. Пригожин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *