Зачем нужна дамба для Венеции?

Венеция

В 1501 году подписанное венецианским дожем решение «совета десяти» гласило, что осмелившемуся «так или иначе повредить общественную плотину, проложить под землей трубу, чтобы отвести воду, а также углубить или расширить каналы… отрубят правую руку, вырвут левый глаз и конфискуют все принадлежащее ему имущество». Но как бы это ни было опасно для лагуны, город просто не мог все время существовать в своих изначальных границах. Венеция перешагнула на материк, а по дну лагуны для прохода океанских судов к портовым причалам были прорыты глубокие каналы.

Неизбежное нарушение природного равновесия привело к изменению прежних и появлению новых лагунных течений, что, по мнению многих исследователей, в немалой степени способствует погружению Венеции в морские воды.

Не менее важной причиной затопления Венеции считается использование артезианских вод и газа из земных недр под городом. На первый взгляд, обе причины, выдвинутые и отстаиваемые итальянскими учеными, вполне убедительны и не вызывают сомнений в своей правомерности. Однако исчерпывающие ли они?

Опыт изучения геологической истории различных горных систем показывает, что многие их области ныне стали гораздо более подвижны.

Мы занялись изучением новейшей геологической истории Апеннин, Альп и Динарид. Как ни странно, по этому вопросу не так уж много нужной литературы. Неотектоника — наука, изучающая современные движения земной коры, — очень молода. Созданная, по существу, в последнюю четверть пришлого ХХ века, она пока еще не стала достаточно самостоятельной.

При изучении современных тектонических движений Северной и Центральной Италии нас выручал ранее хорошо проверенный по Уралу опыт комплексного анализа не только прямых, но и косвенных характеристик новейшей тектоники.

Одним из первых естествоиспытателей, убедительно обосновавших связь медленных движений земной коры с землетрясениями, был русский сейсмолог А. П. Орлов. Как это ни удивительно, но чрезвычайно дальновидные выводы Орлова об одной и той же причине медленных современных движений земной коры и землетрясений были доказаны и стали общепризнанными лишь недавно. И, приняв их, уже невозможно отрицать интенсивные неотектонические движения в Италии, где, начиная со средних веков, произошло около 33 тысяч землетрясений. Только за последние 70 лет в стране зарегистрировано около 150 землетрясений силой более чем в 7 баллов.

Мы сопоставили выделенные основные неотектонические структуры с расположением очагов крупных землетрясений и их изосейст — линий равных сотрясений — и установили, что Венецианско-Паданская равнина находится в зонах влияния трех ныне активных горных систем — Апеннин, Альп и Динарид.

К западу от Венеции, вдоль реки Адидже, проходит большой глубинный разлом, который служит как бы экраном для субмеридиальных неотектонических движений Северо-Западных Апеннин, Западных и Центральных Альп. К востоку от города современные горообразовательные движения Динарских хребтов в значительной мере гасятся системой тектонических структур, простирающихся по дну Адриатического моря и обычно называемых «потонувшими Динаридами», а на юге и севере своеобразными буферными зонами — паданским и альпийским прогибами земной коры.

Несмотря на такую природную защиту, область Венето и сама Венеция подвержены интенсивным неотектоническим движениям. В древних летописях немало записей, подобных той, которая была сделана в Венеции в самом начале XII века: «Землетрясение и сильное наводнение».

Венеция

Большую роль играют также малозаметные изменения в рельефе земной поверхности. Об этих движениях можно судить по формированию и перемещению русел рек, накоплению речных отложений, образованию молодых складчатых структур, по оползням, обвалам и т. д. Все они чрезвычайно широко распространены на Паданской равнине и в прилегающих к ней предгорьях Апеннин, но, увы, очень мало изучены.

Естествоиспытатели прошлых веков главной причиной наводнений на реке По и других реках считали, например, дожди или таяние снегов в горах. Но уже сам облик долины реки По говорит, что причина наводнений гораздо сложнее. Начиная от устья реки Танаро, русло По и ее притоков до самого Адриатического моря ограждено дамбами: местами река течет намного выше уровня окружающей равнины. Лишь в недавние годы стало ясно, что русло реки По смещается на север от Апеннин. Не представляя себе сущности геологических процессов, земледельцы средних веков заключили реку в дамбы и нашли тем самым единственно правильный путь, как писал Данте, «защитить свои виллы от таяний альпийских снегов», а на самом деле этими дамбами приостановили боковое смещение русла По.

Такому перемещению русла необычайно способствует огромное количество песчано-глинистого материала, выносимого рекой и ее притоками с Апеннинских гор. Дельта реки По, углубившаяся в море на 50 километров, в течение года наращивает свою длину почти на 100 метров.

Опасаясь, как бы растущие дельты впадающих в Венецианскую лагуну рек Пьяве, Силы и Бренты не образовали для воинственных чужеземцев «сухопутного моста» в Венецию, строители города отвели течение этих рек в сторону от лагуны.

Недавно институтом географии министерства обороны Италии были проведены точные измерения неотектонических движений на большей территории северной и центральной частей страны. Выяснилось, что за последние 70 лет Парма, Верона, Специя, Виченца, Болонья и Пьомбино опустились на 6—18 сантиметров, Феррара, Местре, Рим, Сульмона и Изверния — на 20—25 сантиметров. «Рекордным» было названо опускание Адриано Полезине — на 46 сантиметров.

На маленьком острове Повелья проведен эксперимент с закачкой под землю морской воды с цементом и отходами алюминиевого производства. В результате этой операции поверхность островка площадью 850 квадратных метров поднялась над морем на высоту 11 сантиметров. Эксперимент прошел в общем удачно, но затраты на необходимое повышение уровня всей Венеции могут быть столь большими, что этот метод нельзя признать целесообразным. Нам кажется, что даже при удачном исходе этой технически сложной и дорогостоящей операции те немногие выигранные несколько десятков сантиметров не решат судьбу города, а лишь отодвинут его затопление на несколько десятилетий.

Для спасения Венеции нужны более радикальные меры. Примеров успешной борьбы с наступающим морем на нашей планете уже немало. (А в последнее время этому активно способствует и применение современной техники, так например, грейферный ковш может в короткие сроки создать дамбу необходимого размера, чтобы удержать «наступление» моря).

В конце XIII века штормовое Северное море прорвало цепи дюн на севере Нидерландов и затопило огромную низменную часть страны, образовав залив Зейдер-Зее. С тех самых времен маленькое государство отвоевывает у моря польдер за польдером. Если на гербе Венецианской республики всегда красовался лев крылатый, то на гербе Нидерландов изображены лев, борющийся с морем, и надпись: «Борюсь и побеждаю». В 1932 году залив Зейдер-Зее был отгорожен от моря дамбой и осушен по частям.

Дамбы, защищающие низменные приморские равнины от наступающего моря, возведены также в Японии, Вьетнаме, Пакистане и многих других странах. Да и самим жителям Паданской равнины, отгородившимся дамбами от беспокойной реки По и ее притоков, не занимать опыта в строительстве подобных сооружений.

Немало земляных и каменных набережных, стен и волноломов было построено для защиты Венеции. Однако защитить лагуну от поднимающегося во время сильных циклонов моря не могут даже относительно совершенные системы заграждений «мурацци». Это связано и с тем, что по мере развития портов Венеции в окаймляющих лагуну островах и полуостровах были сделаны новые углубленные проходы к морю. Сейчас у города их пять; через Порто-Лидо и Порто Маламокко в лагуну заходят крупные морские корабли.

После наводнения 1966 года, естественно, возник вопрос: можно ли впредь защитить Венецию от подобных катастроф? Да, можно, — немедленно ответили и итальянские ученые, и специалисты из других стран.

Затопленная Венеция

Бруно Молайоли, генеральный директор отдела памятников древности и изобразительных искусств министерства просвещения Италии, предложил «упорядочить режим лагуны, сделав ее независимой от приливов Адриатики». Иными словами, по всем островам и полуостровам замыкающего лагуну песчаного бара нужно построить защитную дамбу.

Известный французский востоковед, признанный знаток древних цивилизаций Луи Фредерик посоветовал еще более радикальное мероприятие: «Необходимо было бы попытаться понизить уровень воды в лагуне, отгородив ее от моря дамбами».

В последующие годы несколько десятков дамб и шлюзов было разработано. Автором одного из этих проектов является видный итальянский геолог Мишеле Капуто из Болонского университета. Он предложил в проходах песчаного бара Венецианской лагуны установить шлюзы, а при катастрофических повышениях уровня Адриатического моря использовать складывающиеся пластиковые плотины, которые при угрозе наводнений можно было бы быстро наполнять сжатым воздухом.

Нам же думается, что Венеция достойна более долговечных защитных сооружений — двойной линии по-настоящему надежных дамб, выполненных по последнему слову гидротехники. Современное общество вполне в состоянии решить задачу обеспечения безопасности Венеции на многие века вперед так же дальновидно, как решали эту проблему первые строители Венеции.

Авторы: Л. Баньковский, В. Баньковский.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *