Жизнь в вечной мгле

пещера

У подножия Тюкордонского известкового массива на берегу Леза, у северного края селения Мулис (Франция), находится узкий вход в пещеру. Эта пещера была выбрана в 1947 году комиссией Национального центра научных исследований в Мулисе для создания там подземной лаборатории. Природа предоставила в распоряжение ученых 600 метров галерей, в изобилии глину, сталагмитовые натеки, подземный ручей. К этому были добавлены маленький входной туннель, закрытый двойной железной дверью во избежание воздушных токов, аквариумы, террариумы, бассейн для задержки вод и обширная, снабженная новейшим оборудованием лаборатория, находящаяся на поверхности в 600 метрах от входа в пещеру. Весь этот единственный в мире комплекс лабораторий для биоспелеологических исследований работает с 1954 года.

Мулисская лаборатория быстро стала центром внимания многочисленных исследователей, приезжающих сюда не только со всех концов Франции, но и из-за границы. (Наверное при работе ученых в такой вот подземной лаборатории требуется специальная оценка условий труда и дополнительная оплата за вредность, точнее сырость).

В 1957 году здесь было сделано очень важное открытие. Биоспелеологи давно уже замечали, что в жизни обитателей пещер глина играет существенную роль. И действительно, выращивание сухопутных и водяных троглобов, то есть организмов, обитающих в самых глубоких участках подземного царства, доказало, насколько глина важна для их защиты, питания, размножения и развития. Так, рачки нифарги живут под поверхностью почвы, где устраивают себе норки с двумя или несколькими выходам. Когда уровень воды падает, они закупориваются там и пережидают сухое время года. Молодые нифарги могут развиваться в сосудах, содержащих глину из пещер, без всяких добавлений пищи; лишенные же глины, они даже при хорошем питании умирают ко времени второй линьки.

Что же такое глина? Откуда она берется? История глины — это история капли воды. Всем хорошо известно, как образуются в пещерах сталактиты и сталагмиты. Но в известковых породах всегда есть какие-то примеси, в том числе и глина. По мере вымывания бикарбоната кальция почвенными водами остаток породы все более и более насыщается глиной, которая, сползая по трещинам, накапливается в углублениях пещер.

спелеолог

Эта невзрачная, тусклая масса совсем не так безжизненна, как может показаться на первый взгляд. Многие исследователи уже отмечали наличие в водах пещер водорослей, грибков, микроорганизмов. Французский ученый Виктор Комартин доказал, что в пещерных глинах и в некоторых пористых горных породах (например, в доломите) существуют неизвестные до сих пор бактерии. Этот вид, получивший, название «пещерной бактерии», является классическим автотрофом: он усваивает азот непосредственно из воздуха и извлекает свою жизненную энергию из разложения карбоната железа.

Когда запасы железных солей в глине исчерпаны, бактерия исчезает, а глина становится чисто минеральной по характеру. Следовательно, эта бактерия, строит органическое вещество из неорганических элементов. Кроме того, открытием нового вида бактерий подтверждается возможность чисто эндогенного цикла, развертывающегося в недрах земли и лишенного всякой связи с миром на поверхности.

Что мы имеем в виду, говоря об эндогенном цикле? Бактерии питаются минеральными солями, в среде которых живут; их поедают протисты (одноклеточные существа), протистов — глиноеды, глиноедов — хищники, например, протеи (хвостатые земноводные с белой кожей и наружными жабрами, живущие в подземных водах). Таким образом, в основе всего лежит глина, играющая роль своеобразного пастбища для пещерных животных.

Изучение на месте, в природных условиях, слепой, микроскопической жизни коренных обитателей пещер, исследование своеобразных ритмов их дыхательного обмена, питания, воспроизведения — вот задача, стоящая перед учеными Мулисской подземной лаборатории.

Автор: Ян Ле Пишон, перевод с французского.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *