Жизнь термитов

Термитник

Так вот он каков — такыр, глинистая пустыня. Куда ни глянь — до самого горизонта унылая серо-желтая глина, растрескавшаяся от жары. Чахлый кустик тут, кустик там. Лишь иногда промелькнет быстрая ящерка, проползет жук чернотелка. Кажется, и нет больше никакой жизни в такыре. Но жизнь в пустыне часто прячется. Сразу ее и не увидишь. Для изучения скрытой жизни и послана на юг Туркмении наша экспедиция. А вот и цель — небольшие гладкие холмики, как один вытянутые на юго-восток. Это термитники — жилища больших закаспийских термитов.

Ничего не поделаешь, придется потревожить покой хозяев. Не сразу удается разбить лопаткой твердую крышу термитника. Дальше легче: пошла влажная глина. Внутри — лабиринт ходов и много расширений — камер. Похожие на муравьев насекомые стараются уползти от света, забиться в свои пещерки. Только ползают они что-то медленно, не по-муравьиному. Поймал одного: брюшко длинное, сам белый, головка желтая. Среди насекомых самые близкие родственники термитов не муравьи, а совсем не похожие на них тараканы.

термит

Когда держишь двумя пальцами это невзрачное насекомое, невольно чувствуешь к нему какое-то уважение. На Земле они появились 400 миллионов лет назад, раньше, чем страшные ископаемые ящеры. Только ящеры-то давным-давно вымерли, а термиты дожили до нашего времени. За миллионы лет эти насекомые мало изменились. В те времена на Земле был жаркий и влажный климат: поэтому, наверное, большинство нынешних термитов живет в тропиках, и лишь некоторые забираются в такие «холодные» места, как Туркмения.

Отпускаю пленника. Теперь его и не найдешь среди таких же собратьев. Впрочем, не все термиты одинаковы. Большинство обитателей термитника похожи на только что отпущенного. Это термиты-рабочие. Их голова, челюсти, ноги одеты твердым роговым панцирем, чтобы удобней было работать. Челюсти тупые, зазубренные, крепкие: тонкую спичку «рабочий» перекусывает. Грудь и брюшко мягкие, кожа совсем тонкая, полупрозрачная, так что можно разглядеть внутренности.

термиты

Что делают «рабочие» в термитнике, ясно из самого их названия. Работают. И много. Этаж за этажом возводят рабочие закаспийского термита надземную часть своего глинобитного дома. Без конца строят сводчатые галереи и подземные ходы на десятки метров от термитника к засохшим кустам, куда насекомые ходят за пищей. Строительные работы — нелегкий труд. Сухая глина не лепится, а воды в пустыне нет. И рабочие добывают воду, роют ход — колодец глубиной до 15 метров. Воду из колодца они приносят в специальном расширении пищевода, в зобе. Отломив челюстями кусочек сухой глины, термит поливает его водой из зоба, приклеивает куда надо и утрамбовывает головой. Так, кусочек за кусочком и возводится постройка. Работают термиты только ночью и в пасмурные дни: они не любят солнца. Рабочие термиты добывают и пищу. Кроме них, мало кто будет есть сухую траву, древесину, навоз. Термиты могут долго жить в стеклянной банке, в которую положили кусок бумаги. Такая пища их вполне устраивает.

Родственникам закаспийских термитов добывать пищу легко. Они живут в стволах деревьев. Прогрызет такой термит ход в дереве, заодно и пообедает. Пустынным же термитам приходится таскать нарубленные кусочки кустов и сухих травинок издалека. Но и это еще не все! Рабочие должны чистить обитателей гнезда, кормить их, ухаживать за яйцами и личинками, убирать отбросы в специальные камеры, а при нападении врагов участвовать по мере сил в защите гнезда.

термиты

Пока я размышлял над тяжелой жизнью рабочих термитов, они успели уползти и в отверстиях ходов торчали только челюсти термитов-солдат. Сунул ноготь — один сразу же вцепился. Вытаскиваю его наружу. Ого, какая огромная голова!

У термита-солдата мощные мышцы, приводящие в движение крепкие, острые, как турецкие ятаганы, челюсти. Такие челюсти не годятся для работы. Это оружие. Хотя термиты и мирные лесорубы, у них множество врагов, и нужны солдаты для охраны. Голова солдата с грозными челюстями почти совсем закрывает узкий проход термитника, он один может сдержать натиск целой армии хищных муравьев — главных врагов термитов. Но в просторном помещении или в чистом поле, на поверхности, солдаты легко уязвимы. Быстрые муравьи обходят их с тыла и разрывают нежное, незащищенное брюшко. Но и погибающий солдат не перестает сжимать и разжимать челюсти, перекусывая потерявших осторожность муравьев.

Термит

Однажды в большой камере одного термитника я нашел высохший труп десятисантиметровой ядовитой сороконожки — сколопендры. На ее боках торчали восемь вцепившихся мертвой хваткой голов солдат, тоже высохших. Никаких других ран на теле сколопендры не было видно. Эта часто забирающаяся в термитники разбойница, видимо, погибла даже не в бою, а от голода, потому что не смогла вылезти из камеры через узкие ходы вместе с вцепившимися в нее солдатами.

Сначала кажется, что все термиты только и делают, что бегают туда-сюда по ходам и камерам. Но если термитник раскопать, можно увидеть постоянных жителей. В такой квартире найдешь десяток-другой белых личинок, одного-двух солдат, находящихся тут на всякий случай, пять-шесть все время сменяющихся рабочих. Иногда тут же лежит и кучка слепленных между собой яиц термитов — маленьких округленных цилиндриков желтого цвета.

Долго приходится копать, прежде чем найдешь самую главную камеру термитника, где живет огромная царица. Приглядишься — сама-то она не так уж велика, а брюшко действительно огромное. Вокруг громадной царицы суетятся рабочие. Они чистят и облизывают ее, приносят ей пищу. Тут же слоняется и царь. Он вдвое втрое меньше своей супруги, поэтому царская чета выглядит весьма забавно. Поодаль прохаживаются солдаты.

Царица термитов

Замурована царица термитов на всю свою долгую жизнь: выйти из своего дворца она не может — не пролезет толстое брюшко в узкий ход. Рабочие и солдаты, по существу, личинки: недоразвитые самцы и самки. Они никогда не станут взрослыми. А термитник должен расти. Чем больше в нем термитов, тем сильнее семья. Царь с царицей — это старые самец и самка, которые когда-то основали термитник, все рабочие и солдаты — их потомство за много лет. У некоторых термитов самка кладет за свою жизнь до ста миллионов яиц. Если царская пара погибает, из личинок выращиваются заместители, но самки-заместительницы меньше настоящей царицы. Заместителей бывает много, до 30 пар.

Царица термитов

Ближе к осени в жилище закаспийского термита легко увидеть молодых самцов и самок — будущих царей и цариц. Они гораздо красивее остальных обитателей гнезда, и у них есть длинные, аккуратно сложенные вдоль спины дымчатые крылья. Кажется, этим принцам и принцессам нужны крылья только для украшения — куда же лететь под землей? Да и сами крылатые, как их обычно называют, похоже, ни к чему в термитнике: бродят без дела по ходам. Но в обществе термитов, как и вообще в природе, мало что существует зря. Все становится понятным, если тот же термитник навестить весной. У его жителей весна — время роения, то есть вылета крылатых самцов и самок из родного гнезда для очень важного дела: основания новых термитников. Этот единственный в году праздник у тружеников термитов происходит апрельским теплым вечером после дождя, когда нет убийственной жары.

термиты

Торжество начинается так: рабочие проделывают в крыше термитника несколько отверстий, и оттуда первое время торчат только шевелящиеся усики. Затем на поверхность выходят два-три десятка рабочих и солдат. Враги термитов, в первую очередь муравьи, не зевают и нападают на вышедших на поверхность насекомых. Поэтому термитам приходится праздник совмещать с войной.

Через некоторое время появляются крылатые. Побегав взад-вперед, они подпрыгивают и взлетают. Смешной вид имеют термиты, у которых почему-либо обломились крылья. Они нелепо прыгают, трепеща крошечными остатками крыльев, но, убедившись, что взлететь не удастся, пускаются в путь пешком.

термиты

Хотя у молодых термитов и четыре длинных крыла, они плохие летуны: их просто несет ветром куда попало. Единственный в жизни полет длится недолго. Устав или наткнувшись на препятствие, они падают на землю и начинают обламывать крылья, цепляя их за выступы почвы или растения. При этом термитам совсем не больно: крылья обламываются по специальному шву. Дальше двигаются пешком. Найдя удобное место для гнезда, они закапываются поглубже, делают первую камеру и закрывают вход. Сначала царская семья все делает сама: в это трудное время, оказывается, и принцы и принцессы умеют и рыть, и строить, и выращивать личинок. Только потом все заботы перекладываются на рабочих.

Много интересного таит в себе жизнь термитов. Почему одни личинки так и остаются недоразвитыми и из них получаются рабочие и солдаты, а другие развиваются и становятся взрослыми самцами и самками? Почему одна личинка дает солдата, а другая рабочего? Над загадками термитов работает много ученых во всем мире.

Изучение жизни этих насекомых нужно и для лесного, сельского хозяйств и для промышленности. Термиты приносят вред, разрушая деревянные сооружения, особенно в тропических странах, где насекомые часто выедают доски изнутри. Дом, съеденный ими, снаружи может выглядеть целым, но в один прекрасный день рассыплется в труху над головами людей.

Термиты могут питаться и синтетическими материалами. Они портят дорогое оборудование, съедают изоляцию, повреждают детали приборов. Поэтому-то во многих странах снаряжают экспедиции, работают лаборатории, задача которых выяснить, какие материалы можно применять в южных странах, где термиты встречаются во множестве; нельзя ли найти такие вещества для пропитывания дерева и синтетических материалов, чтобы они стали несъедобными для этих насекомых.

О. Мельников.