Языкознание вчера и сегодня

Языкознание

Эта статья является продолжением статьи «Реальность лингвистической симфонии».

Какие соответствия устанавливаются между звуками родственных языков, каков был тот праязык, из которого они все произошли, как выглядели корни, окончания, слова этого языка, по каким правилам происходили языковые изменения, давшие в итоге картину, наблюдаемую в реальных языках,— вот круг вопросов, занимавших лингвистов прошлого. Существовали, конечно, и другие направления изучения языков, но они или носили сугубо практический характер, или описывали языковые факты вне какой-либо теории или системы, которая позволила бы проникнуть в сущность языкового механизма.

Следует также добавить, что подобные исследования были не слишком развиты, — согласно господствующей точке зрения, действительно научным подходом считался лишь подход исторический. Однако этот подход не исчерпывал всех возможных аспектов изучения языка, более того, самое существенное его свойство — служить орудием — как способ общения оставалось в тени. Это его свойство было настолько привычно, естественно и потому «незаметно», что на протяжении долгого времени не привлекало к себе внимания исследователей. Язык для человека — повседневная реальность, норма, а интерес всегда привлекает в первую очередь отклонение от нормы: так происходило, например, когда человек сталкивался с ошибками (реальными или мнимыми) в речи других людей или имел дело с чужим языком (это правило особенно хорошо усвоили профессиональные переводчики, работающие к примеру в Бюро переводов https://mycontinent.ru). В конце концов, все сравнительно-историческое языкознание представляет собой труд по приведению в соответствие (норму) массы несоответствий («отклонений»). Все подобные нарушения нормы слишком очевидны, слишком бросаются в глаза — их обнаружение не составляло особой задачи.

Совсем иначе обстоит дело с естественным функционированием языка в процессе общения: овладев языком в детстве, человек в дальнейшем пользуется им по существу автоматически и не испытывает потребности объяснять устройство и употребление языка. А ведь именно это наиболее важно для говорящих! Поэтому утверждение, что объектом исследования должен быть именно тот аспект языка, который связан с его функционированием в данное время в данном коллективе, представляло собой подлинную научную революцию. Ф. де Соссюр был одним из первых языковедов, увидевших эту область исследований и оценивших ее основополагающее значение для всей науки о языке.

Эта революция превратила языкознание из науки, носившей в высшей степени созерцательный характер, в науку деятельную. Не наблюдение отдельных языковых особенностей становится отныне задачей лингвистики, а систематическое исследование связанных между собой языковых явлений, отыскание строгих закономерностей и правил построения языковых единиц. В науку о языке вводится принцип, присущий всем без исключения естественным наукам, но абсолютно чуждый языкознанию предшествующих эпох — принцип эксперимента.

Интерес к языку как таковому вне всяких связей с культурными и историческими ценностями открыл перед лингвистами широкое поле деятельности: если раньше основное внимание уделялось изучению языков с богатой литературной традицией или, по крайней мере, имеющих письменность (в первую очередь это были классические и другие индоевропейские языки — семитские, к примеру, финно-угорские), то теперь любой язык, сколь ни было бы незначительно число людей, говорящих на нем, становился не менее благодатным объектом исследования, чем язык с высоким социальным престижем — ведь с точки зрения кодовых свойств, способов организации передаваемой информации интересны и поучительны все языки без исключения.

Разработка в рамках соссюровской теории конкретных лингвистических методов дает возможность строить описания языков на совершенно новом, по сравнению с традиционным, уровне: точность, полнота, экономность — вот те требования, которые отныне предъявляются к лингвистическим описаниям. Именно эти свойства необходимы для практического использования лингвистических знаний — бурное развитие за последнюю четверть века прикладных лингвистических исследований стало возможным лишь благодаря тому, что описание языка удалось представить в формальном виде.

Автор: Т. Ларина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *