Психология научного творчества

ученый

Интерес к психологии научного творчества — возможно, он возник одновременно с самой наукой, в те же незапамятные времена. Но в последние годы интерес растет особенно стремительно, появляется множество статей и книг, сформировалась даже особая область науки — науковедение. И подобно тому, как в сфере искусства существует специализация,— например, статьи о музыке пишут чаще всего не сами композиторы, а музыковеды,— о приемах и методах науки, ее организации, психологии творчества и т. п. пишут науковеды, люди, занимающиеся не научным исследованием, а исследованием самой науки.

Но, право, сколь интересным может быть рассказ о творчестве «из первых уст»! Особенно если рассказчик обладает необходимым для этого мастерством. Издательство «Знание» когда-то опубликовало тоненькую книжку под названием «Поиски истины». Читается она в один присест и главным образом не потому, что тоненькая.

Книжка эта — взгляд на науку изнутри, взгляд человека, занимающегося не наукой о науке, а самой наукой. Ее автор, известный физик, академик А. Б. Мигдал делится с читателем своими мыслями о мотивах научного творчества, о силах, движущих людьми в поисках истины, о «цветах и терниях» на этом пути.

Бытует мнение, что учеными в их работе движет стремление сделать открытие. Между тем, считает ученый, открытие — только побочный продукт, который может появиться (но это совсем не обязательно) лишь в процессе глубокого и досконального изучения объектов исследования.

Стремление во что бы то ни стало сделать открытие часто приводит к подыскиванию спасительных аргументов, способных на первых порах подтвердить ваш результат. Однако потом, как правило, оказывается, что такие аргументы ничего кроме вреда не приносят. Хотя — вот причуды психологии творчества! — бывают просто необходимы на самом первом этапе работы.

И еще парадокс. Нельзя сделать научную работу без ясного понимания сути вопроса. Но ясное понимание приходит только в конце работы! Как же быть? Работать — советует автор. Совсем как в известной пословице: «Глаза боятся, а руки делают».

Желание сначала понять все до самого конца, а потом уж работать — очень часто, по мнению автора, причина неудач в науке. Неудач, которые преследовали даже физиков высочайшего класса, таких, например, как Паули или Эренфест. «Он постоянно страдал от того, что его способности критические опережали способности конструктивные»,— писал об Эренфесте Эйнштейн.

«Надо ли серьезному ученому гордиться тем, что он никогда не делал ошибочных работ?» — спрашивает Мигдал. Конечно, отсутствие ошибок свидетельствует о хорошей квалификации и научной добросовестности. Но и только. Станет ли хорошим горнолыжником человек, который никогда не падал? Ведь он попросту не доходил до пределов своих возможностей. Между тем порой именно научные работы, кажущиеся недостоверными, бывают самыми интересными и приводят к открытиям.

Автор: Ю. Слюсарев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *