Сокол и его сохранение в природе

сокол сапсан

Редко кому теперь посчастливится наблюдать молниеносный полет сокола-сапсана. Их осталось очень мало. А ведь, сапсан так же, как балабан и особенно кречет, в течение многих веков был незаменимой ловчей птицей — кормилицей человека. Соколиная охота возникла на Востоке две с половиной тысячи лет назад. В начале прошлого тысячелетия этот вид охоты распространился в Европе. Соколиная охота в средневековье имела и большое дипломатическое значение. Хорошая ловчая птица всегда считалась дорогим подарком для правителя любого государства.

Сапсаны устраивают гнезда в зависимости от условий обитания: в горах гнездятся на скалах, в лесной местности — на деревьях, в тундре — прямо на земле. В отличие от ястреба сокол не трогает сидячую птицу. Но стоит ей взлететь, как быстро настигает и бьет задним когтем. Удар иногда достигает такой силы, что голова вмиг отделяется от туловища.

Питаются сапсаны чайками, куропатками, рябчиками, чибисами, галками, воронами, утками, скворцами и другими птицами. Казалось бы, речь идет о злейшем пернатом хищнике. Однако не спешите с выводами. Сокол, как и любой другой хищник, уничтожает в первую очередь ослабленных животных, которые подчас могут являться разносчиками заразных болезней, опасных не только для животных, но и для человека.

Кроме того, уничтожая вредных грызунов, орлы и соколы, коршуны и каюки, ястребы и совы ежегодно спасают нам многие тысячи тонн зерна. Взять хотя бы пустельгу, или трясучку, так ее называют в народе за то, что она, трепеща крыльями, как бы останавливается и висит в воздухе на одном месте. Этот маленький соколок, кроме различных насекомых, ловит в день еще до десятка полевок и сусликов. А ведь каждая полевка, не говоря уже о прожорливых сусликах, только за одно лето съедает до килограмма хлеба. Так что при желании можно подсчитать, какую огромную пользу приносят хищные птицы. Вот почему при отлове или отстреле сильно расплодившихся тех же болотных луней и ястребов-тетеревятников следует поступать очень осторожно. К такой ответственной работе нужно допускать людей, хорошо знакомых с фауной и особенно с биологией хищных птиц, обитающих в этом районе.

соколиная охота

Обидно, что в течение многих лет неправильное представление о хищных птицах сделало свое, теперь уже трудно поправимое дело. Многие помнят, как когда-то платили премии за лапки пернатых хищников. Теперь этому бездушию пришел конец. Хотя, к сожалению, и сейчас еще встречаются браконьеры, поднимающие ружье на птиц с крючкообразным клювом.

Нельзя умолчать и о другой, так сказать, химической напасти, обрушившейся на пернатых. Борясь с вредными насекомыми, грызунами и сорняками, поля, леса, сады обрабатывают различными инсектицидами, гербицидами и другими ядохимикатами, некоторые из них обладают способностью накапливаться в организме. Через сложную цепочку своих вторых, а иногда и третьих хозяев ядохимикаты часто попадают в организм полезных птиц и зверей. Так, например, отравленного червя склевывает дрозд, который, в свою очередь, становится жертвой ястреба или куницы. То же самое можно сказать и о пораженных ядом полевках, крысах, сусликах, хомяках. Ими питаются орлы, канюки, совы, лисы, норки, хори, горностаи… Бывает и так: отравленные насекомые попадают в водоем, где их заглатывает рыба. Затем эту рыбу поедают скопы, коршуны, утки, выхухоли, выдры.

Ядохимикаты, как утверждают ученые, ведут также к сокращению кальция в организме соколов, орлов и других редких птиц. Яйца их становятся хрупкими и не выдерживают веса высиживающей птицы. Это тоже способствует резкому сокращению количества пернатых хищников.

сокол

Однажды я ловил рыбу на реке Протее. Дело было под вечер. Но ласточки-береговушки еще продолжали резвиться над водной гладью. И вдруг, словно небесная молния, устремился к одной из них маленький сокол-чеглок. Преследователь быстро настигал добычу, но в самый последний момент ласточка резко взмыла вверх, и сокол оказался несколько впереди. Так повторялось несколько раз. Не знаю, чем бы закончилось это соревнование на скорость и ловкость, если б на пути пернатого охотника не появилась летучая мышь.

Прекратив преследовать ласточку, сокол устремился за крылатым зверьком. На этот раз погоня продолжалась недолго. Когда быстрокрылая птица была уже совсем рядом, мышь, словно надеясь на свои эхолокационные способности, устремилась в центр квадратной антенны, возвышавшейся над лесной сторожкой. Это произошло так быстро и неожиданно, что чеглок не смог избежать смертельного удара о проволоку, натянутую на деревянную рамку. А мышь, как и прежде, продолжала описывать в воздухе свои пируэты.

Другой случай я наблюдал на Дальнем Востоке. Сапсан преследовал отбившегося от стаи голубя. Его гибель казалась неминуемой. Но вдруг произошло непредвиденное: голубь, резко сбавив скорость, «нырнул» в гущу тянувшихся вдоль проселочной дороги проводов, а хищник с такой силой ударился о металлические «струны», что этот полет стал для него последним. Подняв пернатого охотника, я долго смотрел вслед улетающему сизарю, одержавшему победу над одним из своих врагов.

Автор: Ю. Новиков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *