Наступление на грипп: достижения и проблемы

грипп

Грипп — недолгая, но коварная болезнь. За последнее время сделано немало для успешного изучения гриппозной инфекции. При помощи электронного микроскопа мы получаем все более четкие портреты вируса гриппа. Совершеннейшая современная аппаратура помогает нам шире раскрывать интимные процессы, связанные со всеми этапами существования инфекционного агента, успешно изучается его строение, а также химический состав.

Выявлена поистине незаурядная способность этого вируса менять «лицо», а правильней сказать — «кожу», ибо появление у него новых болезнетворных свойств зависит, как установлено, от частичной перестройки структуры оболочки.

Создана и совершенствуется служба наблюдения за гриппом: каждая вспышка заболевания тщательно регистрируется специальными лабораториями, откуда информация поступает в национальные, общегосударственные центры, передающие ее, в свою очередь, в Мировой центр по изучению гриппа, находящийся в Лондоне. (В частотности в результате подобных исследований этой болезни были получены разные эффективные лекарства против гриппа, такие как, например Флавовир, больше о котором можно узнать на сайте https://flavovir.com.ua/ru/).

Подвергнутые статистической обработке, эти данные становятся вдвойне ценными: они позволяют немедленно предупредить государства об угрозе эпидемии, а в дальнейшем служат для выявления закономерностей в распространении гриппозной инфекции на нашей планете.

Острая инфекционность, стремительное по типу взрывной волны распространение эпидемии — одно из наиболее характерных свойств гриппа. Скорость перемещения волны гриппа можно было бы считать практически равной скорости современных видов транспорта: ведь один пассажир реактивного лайнера, больной гриппом, может стать источником инфекции, которая распространится затем по всему городу и даже государству.

Чем объяснить капризы инфекции, проносящейся в одних случаях «ветру подобно», а в других — позволяющей себе помедлить в течение недель, а то и месяцев? В какой степени это зависит от иммунитета к гриппу — невосприимчивости, возникающей после перенесенного однажды заболевания? Как поставить эти «капризы» на службу здравоохранению? Вопросы немаловажные. Ведь чем медленней разворачивается эпидемия, тем легче организовать борьбу с ней.

Пожалуй, каждый слышал, что вторжение инфекции в организм вызывает в нем соответствующую защитную реакцию, сопровождающуюся выработкой особых веществ — антител, ведущих борьбу с инфекцией. Антитела эти вырабатываются не только во время болезни, но и в дальнейшем, в течение всей жизни человека, что и обеспечивает иммунитет. Так, корью или скарлатиной люди болеют, за очень редкими исключениями, только один раз.

Механизм антителообразования действует и при гриппе. Однако здесь он несовершенен, обладает целым рядом недостатков.

Прежде всего, постоянная, на всю жизнь выработка антител устанавливается лишь однажды, во время самого первого в жизни заболевания гриппом в ответ на вызвавший это заболевание вирус.

Вот и получается, что вместо действенной защиты при гриппе, вызванном новыми разновидностями вируса, организм продолжает штамповать антитела устаревших образцов. Антитела же против этих «обновленных» видов вируса вырабатываются уже в меньших количествах и довольно быстро исчезают из крови. (Надо оговориться, что процесс этот весьма индивидуален и у разных людей продолжительность иммунитета различна.)

Все эти особенности иммунитета, вырабатывающегося при гриппе, учитываются и используются при проведении современных исследований. Так, по наличию специфических, совершенно определенных антител в крови можно с высокой степенью точности судить о том, болел ли пациент гриппом, и если болел, то какой штамм вируса вызвал заболевание и когда это произошло.

Возможность найти с помощью антител следы давно прошедших эпидемий и позволила ученым еще раз по-новому подойти к проблеме источника гриппозной инфекции. В самом деле, откуда приходит грипп? В разное время на этот вопрос отвечали по-разному, в зависимости от уровня добытых знаний. К настоящему же времени сложилось и стало как бы традиционным такое суждение: да ниоткуда. Грипп попросту не исчезает с лица Земли. Иммунитет у перенесших инфекцию, вызванную вирусом типа А, сохраняется полтора-два года, а к гриппозным вирусам типа Б — примерно четыре года. Именно с такой частотой и происходят эпидемии-вспышки. В промежутках же между ними гриппозная инфекция как бы тлеет, настигая тех, кому удалось от нее ускользнуть во время последней массовой вспышки.

Это положение верно, но только применительно к человеку. А ведь есть еще мир животных, и, согласно новейшим данным, игнорировать его, говоря о распространении гриппозной инфекции, нельзя.

Вопрос о том, болеют ли животные гриппом, возник давно. Еще в 1931 году у свиней, болевших воспалением легких, был выделен в то время неизвестный вирус. Три года спустя после открытия первого возбудителя гриппа человека тот вирус, обнаруженный у животных, был квалифицирован как вирус гриппа, родственный, но не во всем схожий с вирусом гриппа человека. Тогда же в связи с этим вспомнили, что в 1918 году во время пандемии гриппа («испанки») в штате Айова, в США, было отмечено массовое поражение свиней заболеванием, клинически сходным с гриппом. Вспышки гриппоподобного заболевания у свиной не раз наблюдали и в последующем, однако с гриппом людей эти вспышки долгое время никак не связывали.

Затем наблюдались эпидемии заболевания дыхательных путей у лошадей. Выделенный возбудитель относился в обоих случаях (как показали исследования) к вирусу гриппа типа А. Однако лошадиные вирусы оказались отличными как от вируса людей, так и от вируса свиней. Между тем диапазон воздействия гриппозного вируса на животных продолжал расширяться. Так, было установлено, что «куриная чума», не раз опустошавшая птицеводческие хозяйства, также не что иное, как грипп. Теперь уже известно, что гриппом болеют утки, индейки, фазаны, перепела, чайки, буревестники. Появились данные о гриппе у собак и кошек.

У каждого вида животных, как оказалось, существует «свой» возбудитель гриппа — вирус, относящийся к типу А. А вирусы этого типа, как известно, наиболее часто поражают и человека.

Однако, и это следует подчеркнуть особо, в естественных условиях до сих пор не было отмечено заболеваний человека гриппом в результате контакта с больными животными. Обратная же связь, по-видимому, существует, и грипп может передаваться от человека собакам, свиньям, а возможно, и другим животным.

Между тем исследования приносят новые, очень интересные данные. Экспериментальным путем было установлено, что если в одну клетку организма животного проникают и начинают в ней размножаться два вируса, один — гриппа человека, другой — гриппа животных, то в ряде случаев возникает совершенно новая, гибридная разновидность вируса — рекомбинант, как называли его вирусологи. Вот эти-то вирусы-рекомбинанты, возможно, и могут стать болезнетворными для человека, могут спровоцировать новую эпидемию.

Зарегистрированы и первые факты, указывающие на возможность возникновения «промежуточных» вирусов (как бы «переходных» от нейтральных, безвредных для человека, к болезнетворным). Так, во время вспышки гриппа у индеек на птицефермах штатов Массачусетс и Висконсин (США), были выделены вирусы, оболочки которых содержали белки, родственные белкам гонконгского варианта вируса А2.

Пока мы можем лишь задавать вопросы: в какой связи находятся эти два события — эпизоотия индюков (одновременное массовое заболевание животных) и эпидемия, вызванная штаммом А2 (Гонконг). Не продемонстрировала ли на этот раз сама природа то, что до сих пор удавалось достичь лишь в лабораторных опытах на культурах тканей? Не предшествовало ли «прохождение» вируса гриппа индеек по птицефермам упомянутых штатов появлению новой разновидности болезнетворного для человека вируса?

А может быть, эти птицы были всего лишь промежуточным звеном, а окончательное формирование опасного для людей варианта вируса произошло во время эпизоотии других животных, обитающих в районе Гонконга, куда вирус был занесен перелетными птицами? Ведь от перелетных птиц — чаек, отловленных в Южной Африке, также был выделен вирус гриппа типа А, который, судя по его строению, оказался близким родственником птичьему варианту вируса гриппа, резко сократившему поголовье кур на фермах Англии в 1969 году.

Выявление все большего числа видов животных и птиц, подверженных этой инфекции, превращает проблему гриппа в общебиологическую. В самом деле, пытаясь защитить от этой болезни человека, наука до сих пор упускала из поля зрения другие страдающие от этого заболевания биологические виды в мире живых существ.

Но коль скоро гриппозная инфекция поражает и другие виды, защита человека от гриппа даже самыми совершенными средствами не будет надежной до тех пор, пока не удастся выявить резервуары вируса гриппа в природе, пока не будут тщательно изучены все звенья экологической цепи, той эстафеты контактов, по которой может быть передан инфекционный агент, вызывающий заболевание.

Решение проблемы гриппа приобретает еще один аспект: ученые стремятся избавить от тяжелой, коварной болезни не только человека, но и домашних животных. А это требует объединения усилий не только медиков, но и зоологов, орнитологов, ветеринаров — всех специалистов, способных занять свое место в широком фронте наступления на грипп.

Автор: Л. Закстельная.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *