Лимфа – сестра крови

лимфатическая система

О лимфе — «вялой, белой крови» — впервые упоминал древнегреческий врач Герофил еще за триста лет до нашего летосчисления. Но прошли века, прежде чем в 1622 году итальянский лекарь Гаспар Азелли, препарируя собаку, впервые совершенно случайно находит едва различимые невооруженным глазом прозрачные сосуды кишечника, наполненные хилусом — лимфатической жидкостью. Но и это открытие могло остаться незамеченным, если бы в 1647 году студент-медик Пеке, работая в анатомичке университета Монпелье, не сделал неловкого движения при удалении сердца собаки. Скальпель в его руке неожиданно задел что-то невидимое возле позвоночника, и в грудную полость полилась странная белая жидкость, напоминающая молоко.

После тщательных поисков Пеке обнаружил, что «молоко» течет из тонкого прозрачного сосуда. Молодой ученый назвал его грудным лимфатическим протоком, не подозревая, что нашел основной коллектор лимфатической системы — одной из важнейших в жизнедеятельности организма. Не знал Пеке и того обстоятельства, что войти в историю медицины в роли первооткрывателя помог ему сердобольный сторож Вивария, покормивший бедную собаку перед кончиной. Лимфа — обычно совершенно прозрачная и невидимая — наполнилась белком и стала белой как молоко.

С тех самых пор и до середины прошлого XX столетия изучение невидимой лимфатической системы так и оставалось уделом одних лишь патологоанатомов и приносило мало пользы практическому врачеванию.

В конце XIX столетия впервые было доказано, что лимфа возникает из жидкости, свободно циркулирующей между клетками ткани. А биохимики позднее расшифровали состав и структуру лимфы. Вскоре пищу для раздумий и сопоставлений добавили физиологи, обобщившие все известные и новые сведения о предназначении лимфатической системы. Одна из древнейших в онтогенезе, она была основной и единственной системой обеспечения жизни у саламандр и лягушек, например. Однако по мере усложнения вида появлялась более мощная кровеносная река, и ток лимфы постепенно замедлялся, отодвигая значение всей лимфатической системы на «задний план». Хотя еще долго у животных активно действовали лимфатические «сердца» — расширенные части лимфатических сосудов, ритмично выталкивающие лимфу в венозное русло.

Но по воле биологической эволюции одно из таких лимфатических «сердец» у высших животных и человека постепенно превратилось в тонкий, не толще спички, грудной лимфатический проток. Вскоре сложилось устойчивое мнение, что грудной проток, играя роль пассивного коллектора, собирателя лимфы,— лишь небольшой малозначительный приток могучей кровеносной реки, полностью подвластный ее приливам и отливам. Тем паче, что о функциях его слишком поздно было судить в анатомическом зале, где обычно исследовалась конструкция протока.

Однако медиками все чаще и настойчивей овладевали сомнения. Могла ли природа — ревностная поклонница рационализма, создать столь сложный уникальный механизм, вбирающий в себя по каплям белки и гормоны изо всех клеток и органов для того только, чтобы перенести их в кровь? И почему гемоглобин, насыщенный кислородом, и питательные вещества вливаются в организм по одному лишь артериальному руслу, а изливаются в два потока — венозный и лимфатический?

Условно говоря, процесс этот похож на иллюстрацию к математической задаче. Организм, словно бассейн, в который вода наливается из одного крана, а выливается через два отверстия. Стоит нарушить равновесие этой системы — замедлить отток, например, по одному из каналов, вода переполнит резервуар и хлынет через край. Кстати, при недостаточно четкой работе венозной или лимфатической системы, пораженных каким-либо недугом, именно так происходит переполнение органа, ткани лимфатической жидкостью и начинается отек, нелегко поддающийся лечению.

Но вслепую разобраться во всех тонкостях взаимодействия системы лимфообращения с другими органами и системами было, естественно, невозможно. Чтобы оценить в полной мере смысл ее деятельности, роль в жизни организма, необходимо было исследовать лимфосистему, грудной проток в момент работы, непосредственно в живом организме.

Как много дала бы врачу возможность увидеть удивительный орган в действии! Увы, еще очень долго это оставалось невозможным. Даже открытие В. Рентгеном «всепроникающих лучей» вначале не приблизило ученых к тайнам жизни прозрачного «невидимки». Но вот уже в начале прошлого столетия австрийский врач Форсман ввел через вену зонд с контрастным веществом в камеры собственного сердца, сделав его видимым в рентгеновских лучах.

Вскоре на страницах специальных медицинских журналов появились сообщения о первых попытках окрасить масляными контрастными препаратами грудной лимфатический проток, чтобы видеть его так же отчетливо, как сосуды кровеносной системы. Одним из первых начал разрабатывать методику рентгеноконтрастного исследования лимфатической системы рентгенолог Б. Я. Лукьянченко. Но ученый скончался, к сожалению успев лишь приоткрыть дверь на пороге к познанию «невидимки».

Еще в 1954 году английский рентгенолог Кинмонс впервые провел прямую лимфографию с помощью рентгеновских лучей. Причем вначале он пытался использовать контрастные вещества, растворимые в воде, но они позволяли увидеть лишь лимфатические сосуды недалеко от места введения контраста. Прошло пять лет, прежде чем его коллега из Швеции Энгесет догадался ввести в систему масляные контрастные вещества и смог наконец впервые увидеть в клинических условиях лимфатические узлы и грудной проток. Но тут-то и подстерегало его загадочное явление: при совершенно одинаковой методике исследований и аппаратуре грудной проток у одних больных виден был довольно четко, а у других окрашивался лишь нижний его участок. Добиться стабильного изображения протока ученым не удавалось. И потому невозможно было, естественно, сделать какие-либо выводы о динамике лимфы, особенностях лимфообращения.

Совершенствованием методики лимфографии и занялись с самого начала в лаборатории А. Ф. Цыба. Прежде всего решили, следуя логике, что коли лимфа медлительнее крови, то масляная жидкость, применяемая обычно, просто не может в короткий срок исследования подняться до верхних отделов грудного протока самостоятельно.

И действительно, стоило подтолкнуть столбик контрастного вещества другими естественными растворами, грудной проток четче и быстрее стал проявляться на экране. Еще лучше пошло дело, когда препарат стали вводить одновременно в поверхностные и глубокие лимфатические сосуды обеих ног. Так удалось окрасить всю разветвленную сеть глубокой лимфатической системы, узлы, никогда еще не поддававшиеся осмотру.

Обнаружены были явления, абсолютно изменившие прежние представления о роли и значении этого древнего органа. До последнего времени, например, распространенным было мнение о том, что перемещение лимфы вверх происходит в основном под воздействием дыхания и сердечнососудистой системы.

Ученым впоследствии удалось не только опровергнуть это предположение, но и доказать, что движение лимфы продолжается и при задержке дыхания, а пульсация лимфатических сосудов прекращается под влиянием местных анестезирующих препаратов, тогда как кровеносное сердце, естественно, продолжает свою вечную работу. Все эти внешние факторы, как оказалось, играют лишь вспомогательную роль в этом процессе. Морфологи, принимающие участие в работе, обнаружили в стенках сосудов лимфатической системы множество чувствительных рецепторов вегетативной нервной системы. Именно они, возбуждая гладкую мускулатуру клеток, заставляют последовательно сжиматься сегменты главного протока, выталкивая лимфу вверх.

Неверным оказалось даже прежнее название главного лимфатического сосуда, поскольку лишь часть его лежит в области груди.

Строение лимфатической системы

Удалось, наконец, разгадать и предназначение каждого участка протока. Главный лимфатический сосуд длиной до 45 сантиметров состоит из трех неравных частей брюшного, грудного и шейного отделов. Мало того. Это единственный сосуд в организме, который делится на множество мелких сегментов с двустворчатыми клапанами, похожими на крышу палатки.

Остроумен и удивительно сложен механизм продвижения лимфы по главному протоку. В брюшном отделе протока есть особое расширение — цистерна, куда стекается лимфа, особенно густо насыщенная белками и гормонами из желудка, кишечника и печени, подтягивается лимфатическая жидкость из капилляров и сосудов ног. Как только этот резервуар переполняется, открывается выпускной клапан, и в следующий сегмент из него перетекает ровно столько лимфы, сколько необходимо, чтобы под напором высокого давления жидкости открылись створки его клапана. Лимфа устремляется в другой отдел сосуда. (Перистальтика сегментов протока напоминает движение дождевого червя.)

Следующее расширение протока — промежуточное депо лимфы — расположено над аортой. Здесь, в последнем расширении протока, скапливается запас жидкости перед выбросом ее в венозное русло. Как только оно переполняется, давление в нем поднимается до уровня венозной крови, и последний клапан начинает медленно приоткрываться. А вот тут, в устье протока, происходит странное и до сих пор непонятое явление. Лимфа, словно закипая, начинает вдруг булькать и пениться.

Что заставляет лимфу «кипеть», неизвестно, но на экране отчетливо видно, что при этом она разбрызгивается мелкими каплями и легко проникает в вену.

Значение лимфатической системы

Главный лимфатический проток перекачивает в сутки до четырех литров лимфы, казалось бы, ничтожное количество по сравнению с шестью тоннами крови, проходящей за то же время через пульсирующее сердце. Однако именно лимфатический проток вносит в ток крови важнейшие вещества — почти весь белок, ферменты, липиды, гормоны — компоненты, без которых невозможна жизнь сердечнососудистой системы.

Как-то в беседе старший научный сотрудник О. В. Нестайко удачно сравнил кровеносную систему с кольцевой, а лимфатическую — с радиальной линиями метро. Отличие, по его мнению, только в том, что ток лимфатической жидкости всегда ограничен одним направлением. Образуется же лимфа в результате фильтрации воды и растворенных белков, поступающих из кровеносных капилляров.

Малейшие перебои, а тем более авария транспортной системы лимфы приводят к нарушениям работы многих органов. Причем процессы эти взаимосвязаны — поражение любой системы или органа вызывает нарушение динамики лимфы.

При циррозе печени, например, грудной проток выбрасывает в одну минуту в 4—5 раз больше лимфы, чем в норме. Целый ряд заболеваний вызывает замедление тока лимфы, что, в свою очередь, осложняет течение болезни.

Небольшие поломки могут произойти еще в самом начале лимфатического пути, в истоках системы. Лимфатические капилляры — удивительно остроумный, сложный при своей микроскопичности агрегат. По строению они напоминают тонкие резиновые перчатки, где каждый «палец» действует как миниатюрный импульсный насос, втягивающий лимфатическую жидкость. Причем ранее считалось, что лимфа — это вся жидкость, курсирующая между клетками ткани. Но как только биохимики вооружились электронным микроскопом, они обнаружили, что молекулы лимфы гораздо крупнее остальных клеток жидкости. А капилляры, оказывается, сами умеют отбирать их из общей массы. Сквозь щели тонких сосудистых стенок капилляров вначале просачивается вся жидкость и растворенные в ней вещества, но при сокращениях сосуда мелкие молекулы «выжимаются» обратно.

Питательный «концентрат», состоящий из белков, витаминов, гормонов, процеженный таким образом, начинает свой долгий путь по сегментам, «ведущим вверх», ко всем органам, тканям. Природа позаботилась и о контрольных «заставах», проверяющих состав лимфы—лимфатических узлах, разбросанных по всей системе. Ни один лимфатический сосуд не минует «ревизии» в таком узле. Лимфа медленно течет здесь в сплетении тонких сосудов, заполненных пористым материалом типа ваты. «Вата» фильтрует лимфу, освобождая ее от вредных примесей, воспаленных и опухолевых резко увеличенных клеток. Но это порождает двойственную ситуацию, поскольку именно в этих «ловушках» скопления больных клеток часто образуют очаги воспалительного процесса. В лимфоузлах в первую очередь образуются и метастазы при злокачественных заболеваниях. Увеличение лимфатических узлов вообще влечет за собой множество неприятностей. Сдавливается или смещается грудной проток, сужаются сосуды, и тогда замедляется ток лимфы, она скапливается на разных участках пути, образуя застои, отеки органов и тканей.

При воспалении легких, например, нарушение оттока лимфы иногда вызывает тяжкое осложнение: застой лимфы. А при пороках сердца отек легкого.

Если грудной проток не справляется с чрезмерной нагрузкой, не успевает перегнать несоразмерное количество жидкости в кровь, то начинается застой лимфы, отвердевают молекулы протеина, которыми она насыщена. Избыток белка приводит к разрастанию соединительной ткани.

Сейчас трудно еще очертить границы возможностей, перспектив практического использования нового рентгеноскопического видения,— говорит профессор А. Ф. Цыб.— Ведь в организме нет клетки, органа, ткани, не связанных с лимфатической системой. На рентгеновских снимках мы теперь видим изменения структуры и функции самых глубоких элементов лимфатической системы.

Нам уже сейчас удается отличать опухоли лимфатических узлов от воспалений с помощью рентгенологической диагностики. Анализируя лимфограммы, теперь можно довольно быстро обнаружить малейшие изменения лимфатических узлов и выбрать верный метод лечения.

Только при такой последовательности обследования можно обнаружить злокачественные заболевания лимфатической системы в ранней стадии, когда они еще легко поддаются лечению.

Точный прогноз нарушений сердечно-сосудистой деятельности смогут получить кардиологи, изучая физиологию лимфообращения больного атеросклерозом. Ведь замедление оттока лимфы позволяет молекулам белка оседать на стенках кровеносных сосудов, что ведет к сужению просвета в них.

Лимфоциты — «клетки лимфы» — маленькие, 6—8 микрон в диаметре, чуть больше собственного ядра, рожденные в недрах костного мозга, выполняют одну из ведущих партий в оркестре систем и функций организма — иммунную защиту его от всевозможных микроскопических врагов, от чужеродных пришельцев. Ведь именно из лимфоцитов вырабатываются антитела — главные бойцы иммунного фронта, и организм с их помощью может противостоять микробной агрессии.

Иммунологи убеждены сейчас, что функция переносчика питательных продуктов для клеток, которую выполняет лимфа,— отнюдь не первостепенная ее задача. Основное предназначение лимфоцитов — дозорная иммунная служба.

Раньше, например, иммунологи полагали, что лимфатические сосуды — это лишь транспортные пути для доставки лимфоцитов, а «сидят» и работают они только по прибытии на место, в лимфоидные органы. Но оказалось, что поведение лимфоцитов в селезенке, лимфатических узлах — это лишь остановленное мгновение их обычной деятельности.

Лимфоциты контролируют состояние организма, где бы они ни находились. Причем основная патрульная служба невозможна без постоянного перемещения лимфоцитов. И потому замедление тока лимфы быстро снижает активность иммунного дозора. Изменения структуры узлов, смещения или сужения протока, видимые при лимфографии, предупреждают медиков, что иммунная система в опасности и ей нужна помощь.

Автор: В. Крамова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *