Киты – морские скитальцы

Кит

Две тоны на завтрак — да, это действительно так. Каждое утро кит съедает только на «завтрак» около двух тонн планктона. По весу это годовая норма пищи человека! Средний вес взрослого человека около 60 килограммов. Он в 1800 раз меньше кита и в 75 раз меньше слона. Но оказывается, что в течение года человек съедает такое количество пищи, которое равно 25 весам его тела. Это уже в два с половиной раза больше кита и слона! Ведь кит и слон за год съедают только по 10 весов своего тела.

А сравним теперь питание кита с землеройкой, можно сказать, карликом среди всех млекопитающих, живущих на земле. В течение года этот малюсенький пушистый комочек поймает и съест почти 4,5 килограмма насекомых — 730 своих весов! Это почти в 30 раз больше, чем человек, и почти в 80 раз больше, чем слон и кит!

Если бы кит питался так же интенсивно, как землеройка, он должен был бы съедать в день не 4000 килограммов, а 320 тысяч килограммов! Киты-то, оказывается, живут впроголодь! А дело в том, что чем меньше масса теплокровного животного — его объем, размер, вес, площадь поверхности его тела, — тем относительно больше он расходует энергии на дыхание, пищеварение, движение, теплоотдачу… Вот поэтому наш крошечный зверек, который в 18 миллионов раз меньше кита, и нуждается в непрерывном пополнении расходуемой энергии.

Благодаря такому интенсивному обмену веществ, такой активной жизнедеятельности землеройка не впадает на зиму в спячку, как ее родственники — ежи, летучие мыши и другие животные, которые, отъедаясь за лето, осенью сильно жиреют, запасая на зиму большое количество сала, за счет которого они существуют всю зиму. Землеройка же слишком мала, а потребности ее в корме слишком велики, чтобы она могла запасти в своем организме столько «топлива». Вот и приходится ей бодрствовать всю зиму и питаться так же интенсивно, как летом. Но вернемся к китам.

ГОЛОД НЕ ТЕТКА

Киты всегда в движении. Приходя после зимовки к себе «домой», в холодные воды, где они обитают все теплое время года (весну, лето и осень), киты идут каждый на свой охотничий участок. Представьте себе, у китов, так же как и у птиц и многих других животных, есть свои постоянные охотничьи участки.

Кит

В поисках пищи киты передвигаются или в одиночку, или парами, а иногда и небольшими семьями: папа, мама и один или два молодых китенка. И что интересно, кит заранее «знает», когда и где образуется скопление планктона — его излюбленной пищи.

Один горбатый кит, у которого к дыхалу приросла большая ракушка, выпуская воздух, каждый раз издавал своеобразный свист, и по этому свисту местные рыбаки научились его узнавать. В течение 20 лет из года в год приходил он в залив Фанди (Северная Америка, около полуострова Новая Шотландия) всегда в одно и то же время, с точностью в два-три дня. И за 20 лет он ни разу не ошибся!

УШИ ВМЕСТО ГЛАЗ

Как же киты отыскивают свой плавающий «завтрак» или «обед»? Зрение у них слабое, и различить скопления планктона под водой, да еще на большом расстоянии, они не могут. Ведь вода в 800 раз плотнее воздуха, а масса мельчайших минеральных частиц и растительный планктон не делают ее прозрачнее. К тому же рассеянный свет распространяется в воде на значительно меньшие расстояния, чем в воздухе.

горбатый кит

Киты, особенно зубатые, обладают способностью эхолотирования. Послав вперед звуковой сигнал и получив отраженную волну, они способны определять не только расстояние, но и характер лежащих на их пути препятствий: подводные ли это скалы, косяки рыб или густые скопления мелких ракообразных — их любимый, сытный и очень вкусный «суп».

Свет, проникая под воду, с глубиной постепенно рассеивается и поглощается. На пятидесятиметровой глубине уже сумерки, а на глубине свыше 100 метров даже в яркий солнечный день почти совсем темно. А ведь синие киты и финвалы добывают себе пищу, опускаясь на 150—200 и даже 300 метров. В полной темноте они находят скопления планктона благодаря своему отличному слуху. Уши заменяют им глаза. А может быть, в этом участвует и обоняние? Но это еще не доказано.

Усатые киты плывут под водой с открытой пастью, фильтруя воду через спрятанное во рту «сито» — усовые пластины. Когда же на поверхности этого сита соберется достаточно пищи, кит замедляет движение, поворачивается на бок: иначе он не может закрыть свою огромную пасть, и медленно захлопывает планктонную «ловушку». Затем своим пятитонным «язычком» он собирает пищу в комок и проглатывает ее. И вот он уже снова ложится на прежний курс, снова настораживает свою «ловушку», снова фильтрует воду через свое «сито», собирая новую порцию пищи.

Для того чтобы быть сытым, кит постоянно кочует по подводным пастбищам, обходя «дозором» свое огромное охотничье хозяйство. Так он проводит все теплое время года. А когда приходит осень и накопится достаточный запас питательных веществ для голодной зимовки, морские скитальцы трогаются в путь и долго плывут в теплые воды субтропиков, иногда даже доходя до экватора. Весной же вновь возвращаются в родные холодные, воды.

Кит

Многие киты дважды в год совершают путешествия длиной в 7—8 тысяч километров. И кажется, что природа совершила здесь какую-то ошибку. Зачем китам уходить на зиму в теплые воды, когда у них такая хорошая «шуба», защищающая их от холода, когда запасли они на зиму так много «горючего», когда в тропиках, как известно, для них почти нет корма? Ведь планктонные ракообразные здесь тощие-тощие: одна пустая хитиновая шкурка, и китам нет никакого смысла за ними охотиться.

А затем что киты — теплокровные животные и на теплоотдачу, несмотря на свой большой размер, они расходуют порядочно энергии. В теплых водах у них резко сокращается расход энергии на теплоотдачу, они мало двигаются, так как выбирают в океане тихие зоны, где почти не бывает штормов, и накопленного за лето сала им хватает не только на весь период зимовки, но и на обратный путь к родным местам.

Бегство китов на зимовку в теплые воды можно сравнить с зимней спячкой ежей, хомяков, сусликов, зимним сном медведя и многих других животных. Как и у них, у китов во время зимовки в теплых водах тоже очень замедленны все функции организма.

САПОГИ ИЗ КАШАЛОТА

А еще каждый кит — это клад, содержащий огромное количество самых различных и чрезвычайно нужных людям веществ. Начнем с «кожи» кашалота. У китов нет кожи в нашем обычном понимании. Китовая «кожа» представляет собой довольно рыхлое образование, где относительно плотные и упругие (коллагеновые) волокна прослоены крупными жировыми клетками. Однако ученые нашли способ уплотнять эти волокна прессованием. И теперь каждый кашалот дает много квадратных метров прекрасной кожи, идущей главным образом на подошвы для сапог и приводные ремни.

Кит

Подкожный слой сала размельчается, и из него вытапливается жир. Один кашалот среднего размера дает примерно 5—6 тысяч килограммов жира, а крупные киты — до 9-11 тысяч килограммов. Этот жир используется на различные нужды: из него варят хозяйственное и туалетное мыло, делают высококачественные моющие средства (стиральные порошки). Идет он и на изготовление различных кремов. В кожевенной промышленности жир применяется для жировки кож, в текстильной — для отбелки высококачественных (шелковых) тканей, в канатном производстве — для пропитки канатов. В технике некоторые сорта жира китов применяют для смазки тонких приборов.

В голове кашалота имеется огромный «мешок», наполненный особым жиром — спермацетом. Он очень ценится и используется для изготовления стеарина, высококачественного мыла и лекарств.

От кашалота среднего размера можно получить 7—10 тонн мяса, которое употребляется в основном для приготовления кормовой муки. Было установлено, что, если ежедневно добавлять в кормовой рацион кур всего полтора грамма кормовой муки, они будут нестись каждый день даже зимой.

Печень кита — носитель огромного количества витамина А — каротина. Количество витамина А в одной печени, как показали ученые, равняется тому же количеству этого витамина, которое содержится в 100 тысячах килограммов лучшего сливочного масла, или в 5,5 миллиона куриных яиц!

Поджелудочная железа кашалота по своему размеру в 400 раз больше, чем у крупного быка. Она может использоваться для получения инсулина — сильного лекарства, спасающего от смерти людей, больных сахарным диабетом. Жир усатых китов идет на изготовление маргарина, а мясо во многих странах мира используется человеком в пищу. Как видите, киты дают человеку много важных и нужных продуктов. Однако неумеренный промысел этих уникальных морских исполинов, который ведется сейчас в Мировом океане, заставляет нас беспокоиться об их дальнейшей судьбе.

Автор: С. Клумов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *