Захваченная планета

Земля и Луна

Не нужно тревожиться: речь пойдет не о завоевании. Никакие человеческие силы не смогли бы сделать того, что совершили бесстрастные и безличные законы природы. Речь пойдет о прошлом Земли. В истории Земли есть немало «белых пятен», и одним из самых загадочных среди них нужно считать происхождение нашей постоянной, верной спутницы, кроткого светила наших ночей.

Есть и другие загадки. Есть Атлантида, вернее, повесть о ее внезапной, катастрофической гибели; и странные развалины на островах Тихого океана — развалины больших городов, совсем неуместных на этих маленьких клочках суши; и непонятно чем вызванное резкое ухудшение мирового климата — так называемый «климатический перелом»; и древняя береговая линия высокогорного озера Титикака, показывающая, что некогда оно было морским заливом; и череп оленя, равнинного животного, найденный в горах близ озера Севан; и ущелье, в которое низвергаются воды Ниагарского водопада; и загадочная, почти залитая лавой древнего извержения пирамида Сонкуикуилько в Мексике; и… но этот список можно было бы продолжать почти до бесконечности. А самое поразительное — это то, что многие из этих загадочных фактов указывают — и довольно согласованно — на какое-то огромное потрясение, пережитое нашей планетой 10—15 тысяч лет назад.

В самом деле: возраст лавы, залившей Мексиканскую пирамиду, установлен в 7—13 тысяч лет; возраст Ниагарского ущелья, от устья реки до нынешнего водопада,— в 12 500 лет; возраст куска тахилитовой лавы, извлеченной со дна Атлантического океана, — в 15 000 лет; а древняя береговая (морская!) линия на озере Титикака и олений череп из окрестностей озера Севан насчитывают примерно по 12 000 лет.

Мало этого, геологи и палеонтологи относят «климатический перелом» в среднем за 11 000 лет до нашей эры, а древнейшие остатки Минойской культуры на Крите восходят за 12 000 лет до нашей эры.

остатки минойской культуры

Что же это было за потрясение! Какая всемирная катастрофа могла оставить свои следы в Атлантике и на Тихом океане, на Кавказе, в Южной Америке и на севере Норвегии, где древняя береговая линия начинается высоко над нынешней поверхностью океана и постепенно уходит под нее!

На этот вопрос очень своеобразный ответ дает гипотеза, выдвинутая австрийским инженером и математиком Гансом Гербигером и изложенная в книге Генри Беллами «Миф об Атлантиде». Г. Гербигер предполагает, что 10—15 тысяч лет назад суша и вода распределялись на нашей планете несколько иначе, чем сейчас. В частности, между тропиком Рака и тропиком Козерога суши было гораздо больше. Не было и Средиземного моря, каким мы его знаем: вместо него была обширная низменность, орошаемая несколькими большими реками (в том числе Нилом, Тибром, Роной) и множеством мелких. Эти реки впадали в несколько крупных, замкнутых водоемов. Гибралтарского пролива тоже не было: Испания соединялась с Африкой широкой полосой суши, а вместо Босфора и Дарданелл был узкий проток, соединявший тогдашнее Черное море с одним из водоемов.

На равнинах вокруг водоемов находилось несколько более или менее крупных государств; все они состояли в культурной и торговой связи между собой, и во всех культура должна была стоять на довольно высоком уровне.

А в нынешнем Атлантическом океане находилось еще одно, высокоразвитое, могущественное государство — Атлантида. Предприимчивым обитателям было уже тесно в пределах ее острова (или небольшого материка), и она высылала колонии по всем румбам компаса, но особенно на восток — в Европу и Африку — и на запад — в обе Америки. Для этого, как мы сейчас увидим, у нее были самые серьезные причины. Над всеми этими странами раскидывалось мирное небо с почти теми же созвездиями и почти теми же планетами, что и сейчас. Почти, но не совсем. Ибо в этом небе, вероятно, существовала одна странная, капризная планетка, неизвестная нашим астрономам, — беспокойная и опасная планета Луна.

Все мы знаем, что межпланетное пространство совсем не пусто. Оно наполнено тончайшей материальной пылью, состоящей из отдельных атомов, ионов, радикалов и целых молекул. Эта среда оказывает движущимся в ней телам известное сопротивление, снижая их скорость; поэтому любая планета описывает вокруг центрального светила, строго говоря, не круг и не эллипс, а некую тончайшую спираль, вроде звуковой дорожки на долгоиграющей грампластинке. Любая планета медленно, но неуклонно приближается к своему солнцу. Чем больше ее масса и чем выше скорость орбитального движения, тем медленнее совершается этот процесс. Но для Луны, по условиям ее массы и скорости, он совершался во много раз быстрее, чем для Земли, и поэтому легко предположить, что эта маленькая и легкая планетка попала в сферу притяжения своей более массивной соседки.

Идя по своим орбитам, Земля и Луна время от времени встречались. Земля — в афелии, Луна — в перигелии; при каждой такой встрече земное притяжение искажало лунную орбиту, подтягивая планетку все ближе. И вот, представьте, что, наконец, настал такой момент, когда Луна проходила через свой перигелий со скоростью, лишь немного превышавшей скорость Земли в ее афелии. Что же тогда могло произойти! Довольно долго обе планеты шли рядом с почти равной скоростью, оказывая притяжение друг на друга; но когда Луна обогнала Землю и повернула по своей орбите дальше, то избыток движения у нее оказался недостаточным, чтобы вырваться из сферы земного притяжения. Земля, более медленная в этой точке своей орбиты и более массивная, притянула упрямую планетку к себе и заставила ее свернуть на новую орбиту.

Одно небесное тело повлияло на движение другого; в космическом масштабе, вероятно, такие случаи вовсе не редки. Итак, у Земли появился спутник. Теперь попытаемся с точки зрения этого предположения повнимательнее присмотреться к тому, что происходило в это время на Земле.

При всех сближениях с Землей — и каждый раз во все большей степени — планета Луна воздействовала своим притяжением на Землю, вызывая усиление вулканической деятельности, приливы и циклоны. Океан вгрызался в сушу, вулканы пробуждались, над сушей и морями проносились бури. Это повторялось периодически и заставляло жителей океанских прибрежий уходить вглубь страны, тесня тамошних обитателей, отгоняя их все дальше и дальше, в горы или в леса, словом, на неудобные земли. Чем дальше, тем больше процесс переселения обострялся. Жители прибрежных городов — более цивилизованные, чем лесные охотники и горные пастухи, — постепенно становились в глазах аборигенов безжалостными, алчными врагами, избалованными роскошью и потерявшими лучшие человеческие черты. Так зарождались сказания о жестоком, безбожном народе, обижающем соседние беззащитные племена; так, по извечно свойственной человеку жажде справедливости, зарождалось ожидание кары, которая должна когда-нибудь пасть на этот народ.

И кара действительно пришла — в образе решающего, «захватного» соединения, при котором наш новый спутник произвел на всей Земле неслыханную катастрофу. Нарушены были все три оболочки Земли: атмосфера, гидросфера, литосфера. Притянутая Луной, подошедшей в момент «захвата» ближе, чем на нынешнее среднее расстояние, атмосфера Земли неслыханно сильным ураганом пронеслась по всей планете, переместилась от полюсов к тропикам, вздулась здесь огромным, невидимым кольцевым валом и частично вырвалась из сферы земного притяжения, рассеявшись в пространстве. Поэтому наш воздух сейчас, вероятно, менее плотный, чем был когда-то. Нарушения литосферы выразились в усиленной деятельности вулканов, в растрескивании земной коры, в энергичном горообразовании. Так объясняется превращение морского залива в высокогорное озеро Титикака и превращение равнины вокруг Севана в гористую область.

Но всего страшнее и губительнее для человечества были нарушения в гидросфере. Новый спутник, явившийся в фазе полнолуния (а приливы в полнолуние и посейчас бывают сильнее), стянул воды Мирового океана от полюсов к тропикам, обнажив при этом скалистые берега северной Скандинавии; с севера и с юга к экватору помчался чудовищный прилив, и там, где оба прилива столкнулись, выросла водяная гора высотою в сотни метров. Все лежавшее на пути «захватных приливов» было уничтожено, залито водой, затоплено. Достаточно взглянуть на карту полушарий, чтобы получить представление о затопленной суше, лежавшей вокруг Мексиканского залива или между Индией и Австралией. Антильские и Зондские острова — это остатки горных систем, залитых потопом. А от Атлантиды, лежавшей в критической области — около 40° северной широты, — осталось еще меньше, так как ее давно уже терзали не только наводнения, но и землетрясения, и она погибла в водах потопа и в пламени вулканических извержений.

Гибель Атлантиды

Водяной вал высотою в сотни метров чудовищным водопадом хлынул в низменность между Европой и Африкой. Он прорвал перемычку между Испанией и Марокко, вырыл себе глубокий «котел» (западный конец Средиземного моря глубже восточного), заполнил его и устремился дальше, переполняя один водоем за другим, пока не залил всю эту область. Разумеется, первая волна была самой высокой и яростной; она не только поглотила более низменные места, но и прокатилась через всю Аттику, смывая с нее плодородную почву и усеивая местность валунами и галькой. Волны потопа еще долго ходили взад и вперед вдоль всей низменности от Гибралтара до Малой Азии; но, в конце концов, они успокоились, и Средиземное море приняло свои нынешние очертания. О цветущих странах, поглощенных им, яснее всего напоминают загадочная Минойская культура и развалины городов, находимые на морском дне вокруг Мальты, Сицилии и других островов.

Несчастная Аттика пережила и еще один потоп. Конвульсии земной коры нарушили ложе внутреннего моря, находившегося в Средней Азии. Вырвавшись оттуда, воды моря хлынули на запад, заполнили множество крупных и мелких впадин, в том числе впадины Аральского и Каспийского морей, далее по Манычской низменности излились в Черное море, переполнили его, создав при этом Азовское, и, прорвавшись по Босфору и Дарданеллам в Средиземное, прокатились по Аттике с востока на запад, окончательно смыв с нее почву и нарушив гидрогеологические условия. Этот второй потоп произошел, вероятно, через несколько сот лет после первого и сохранился в эллинских преданиях, связанный с именем мифического царя Дардана.

Такая же катастрофа произошла и в Тихом океане; правда, там были, по-видимому, поглощены не такие крупные и высокоразвитые страны, как в Европе и Атлантике, а более мелкие островные государства.

Гибель Атлантиды и стран Средиземноморья произвела огромное впечатление на человечество и отразилась в мифах и преданиях везде, где только имелись колонии этих стран, особенно Атлантиды. Поэтому о всемирном потопе рассказывают в той или другой форме во всех странах вокруг Средиземного моря, в Европе и обеих Америках, в Китае, в Индии. Может показаться странным, что в Египте такого мифа не было; но, во-первых, на Египте потоп отразился мало, а во-вторых, у Египта, — как предполагают, одной из старейших и наиболее тесно связанных с метрополией колоний Атлантиды — сведения о катастрофе были настолько точными, что в создании мифов не было никакой надобности.

Уровень Мирового океана колебался еще много десятилетий, может быть, веков, по мере того, как захваченная планета примирялась со своей новой ролью, а ее орбита становилась все устойчивее и все ближе к нынешней. Более или менее серьезные наводнения повторялись еще не раз, но ни одно из них уже не было в силах сколько-нибудь заметно изменить то соотношение воды и суши, какое мы видим сейчас.

Однако потоп, даже мировой, был не единственным бедствием, постигшим Землю в результате захвата ею Луны. Во многих мифах: говорится о великих дождях как причине потопа. Но простые расчеты показывают, что атмосфера Земли содержит недостаточно влаги, чтобы такие дожди могли выпасть по всему миру, а предания о сильнейших ливнях распространены как в восточном, так и в западном полушариях.

Мировой потоп

Что же тогда стало причиной дождей! Теория Гербигера отвечает на этот вопрос так. Если захваченная Землей Луна влияла своим тяготением на нашу планету, то Земля влияла на Луну во много раз сильнее. Атмосфера маленькой планетки (если она и была) оказалась сорванной и рассеялась в пространстве. Под этой газовой оболочкой планетка была покрыта обширным (быть может, сплошным) замерзшим океаном; тяготение Земли взломало ее ледяной покров, и вода в трещинах между льдинами забурлила, испаряясь и окутывая планетку облаком, состоящим из молекулярных ледяных кристалликов. Так крохотны и легки были эти кристаллики, что давление солнечных лучей сносило их в противоположную Солнцу сторону, и этот ледяной шлейф раскидывался далеко в пространстве, наподобие хвоста кометы. И если даже Луна с самого начала обращала к Земле только одну сторону, то и в этом случае Земля, идя по своей орбите, 12 или 13 раз в течение года (в каждое новолуние) проходила сквозь ледяной «хвост» Луны. Как бы ни был он разрежен, но он занимал на орбите Земли заметный отрезок и, попадая в сферу притяжения нашей планеты, превращался в неслыханно обильные ливни.

Заметим, кстати, что мифы сохранили память о событиях, но перепутали их порядок. Потоп не был следствием дождей; но людям это казалось неестественным, и в памяти человечества произошел сдвиг, поставивший дожди на их логически «законное» место. Время от времени трещины в ледяной оболочке Луны смыкались; потом тяготение Земли снова вскрывало их, и испарение начиналось снова. Так продолжалось десятками, а то и сотнями лет, пока, наконец, вся имевшаяся на Луне вода не упала дождями на Землю и не рассеялась в космическом пространстве. В ту эпоху Луна со своим бледно светящимся хвостом представляла необычайное зрелище; ее боялись, с нею инстинктивно связывали все беды, обрушившиеся на человечество, и, вероятно, именно к этой эпохе восходят все мифы и сказания о страшном хвостатом драконе, пожирателе Солнца и сеятеле смерти.

Продолжение следует.

Автор: Зинаида Бобырь.

P. S. О чем еще говорят британские ученые: о том, что катаклизмы постигшие Землю много тысяч лет назад, если немного пофантазировать, могли произойти, по причине того, что какой-нибудь из демиургов Вселенной, курирующий нашу солнечную систему просто не достаточно хорошо освоил курс складской логистики, науке, на Земле занимающейся перемещением товаром, а в космическом масштабе – перемещением планет. Недосмотрел вот за перемещением Луны, и превратилась она теперь из самостоятельной планеты в наш спутник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *