Заговоренная кровь – о великой силе внушения

Анатолий Кашпировский

Вероятно, многим приходилось видеть выступления эстрадных гипнотизеров (кто по старше отлично помнят господина Кашпировского) И, наверное, всех поражал, в частности, такой номер: маэстро быстрым, эффектным движением прокалывал длинной иглой руку своему загипнотизированному ассистенту. А тот никак не реагировал на эту малоприятную процедуру. Ни одна мышца его лица не приходила в движение, ничто не говорило о том, что ему больно. Да что мышцы! В конце концов, деятельность подчиняется сознанию и усилием воли можно добиться их неподвижности, несмотря на сильное внешнее раздражение. Но даже кровь — эта непослушная жидкость, подвластная, казалось бы, только своим, весьма своеобразным законам,— почему-то и она изменяла им: ни одна капля не выступала в тех местах, где игла проходила сквозь кожу.

Что это, фокус? Может быть, в глубине иглы есть узкий канал с лекарствами, снимающими боль и останавливающими кровотечение? Нет! Гипнотизер пользуется обычной металлической иглой, которая действительно проникает сквозь живую ткань, а человек не чувствует боли, и кровь вопреки обыкновению не покидает русла проколотых сосудов.

Чем же это объясняется? Ведь каждый знает по собственному опыту: стоит только уколоть палец, как возникает острая боль и на месте укола появляется яркая красная капля. Почему же одно и то же воздействие вызывает в разных случаях столь различные реакции?

Секрет этого номера программы состоит в том, что гипнотизер посредством внушения ввел своего ассистента в особое состояние, при котором можно резко изменять функции организма. В частности, вызвать нечувствительность к боли и заставить кровеносные сосуды сильно сжиматься. Следовательно, все сводится к внушению.

Почему же внушение столь эффективно в данном случае? Ведь в поведении гипнотизера, казалось бы, не было ничего особенного: он сделал ряд пассов — несложных движений руками перед лицом ассистента — и сказал ему всего лишь несколько слов. И, тем не менее достиг результата, какого нам не добиться, если мы даже будем целый час размахивать руками и произносить длиннейшие монологи. Очевидно, в действиях гипнотизера есть нечто глубоко специфическое, что отличает гипнотическое внушение от обычного, которым мы пользуемся в жизни.

Что такое внушение, известно всем. Мы понимаем под ним такой процесс, во время которого один человек передает другому определенные приказания с тем, чтобы тот, другой, принял их безоговорочно и, следовательно, начал думать и действовать согласно данным приказаниям. Внушение отличается от другого процесса — убеждения, где один критически, а не безоговорочно воспринимает логику мыслей другого и, в конце концов, соглашается с приводимыми доводами. Таким образом, сидящему в комнате можно, например, внушить, что он находится на берегу моря, но убедить его в этом нельзя.

Для того, чтобы человек поддался внушению, его сознание должно находиться в состоянии определенной пассивности — только при этом условии он примет на веру все то, что ему внушают. В лабораториях академика И. П. Павлова было доказано, что в основе такого состояния лежит точный физиологический процесс — заторможенность клеток коры головного мозга. Но эта заторможенность имеет свои специфические особенности. Она не охватывает всей коры, как это бывает во время настоящего сна, а распределяется по большей части вещества головного мозга, оставляет участок, где доминирует процесс возбуждения. Вот такое состояние нервных клеток в коре мозга, когда основная их масса заторможена, а на этом фоне функционирует очаг возбуждения, и служит физиологической основой, делающей человека внушаемым.

В силу такого неравномерного распределения процессов торможения и возбуждения нарушается нормальная работа всей коры. И поэтому человек теряет возможность с достаточной критикой относиться к внешним раздражениям, в частности к словам другого человека. Образно говоря, он становится похожим на узника, для которого восприятие всего внешнего мира ограничено узким окном, пробитым в толстой стене. Все остальное, что находится за ее пределами, не является для него действительно существующей реальностью. Ему можно сказать, например, что с задней стороны тюрьмы образовалось море или выросли горы — И он поверит, ибо не в состоянии проникнуть за стены и убедиться собственными глазами в правильности этих сообщений.

Многочисленными экспериментами установлено, что есть ряд факторов, вызывающих на определенный период времени столь своеобразную и неполную заторможенность клеток в коре головного мозга. Основные из них — слабые, ритмичные раздражения, например, такие, какими пользуется мать, когда успокаивает, убаюкивает засыпающего ребенка; или сильные, внезапные раздражения, к примеру, громкий окрик, после чего некоторые замирают на месте «как вкопанные»; или условно рефлекторные связи, в силу чего человек, привыкший, например, изо дня в день ложиться спать ровно в одиннадцать, к этому времени начинает чувствовать непреодолимую сонливость.

Причем установлено следующее; если периодически вводить головной мозг в такую частичную заторможенность, или, что одно и то же, вызывать у человека состояние повышенной внушаемости, то с каждым разом этот процесс будет течь все с большей скоростью и легкостью. Говоря другими словами: если гипнотизеру при первом знакомстве со своим будущим ассистентом надо было, предположим, полчаса, чтобы добиться необходимых результатов гипнотического воздействия, то через пять-шесть сеансов для этого потребуется всего лишь несколько минут. Следовательно, внушаемость можно развивать. А какими методами при этом пользоваться — воздействием ли ритмичными одинаковыми раздражителями, например пассами, или резкими, внезапными, — дело выбора того специалиста, который проводит внушение.

гипнотизер

Поэтому на эстраде гипнотизеру надо буквально мгновение, чтобы вызвать у своего ассистента, с которым он работает немало лет, состояние гипнотической пассивности. А через участок сохранившегося возбуждения — «окошечко» в заторможенной коре мозга своего помощника — он поддерживает с ним контакт и воздействует на него согласно программе выступления.

Надо сказать, что способность к внушаемости свойственна в той или иной мере почти всем людям. Так что эта особенность психики вполне нормальна. Причем ее степень у одного и того же человека имеет весьма большой диапазон, И если он был, предположим, накануне очень внушаем, то завтра может не поддаться воздействию даже специалиста-гипнотизера.

Но самая интереснейшая особенность внушенного состояния заключается в том, что через пункт возбуждения в коре головного мозга, который бодрствует на фоне массы заторможенных, или, вернее, приторможенных клеток, можно воздействовать на самые различные функции организма. Исследования академика К. М. Быкова и его учеников показали, что любой орган нашего тела связан нервными путями с корой головного мозга, имеет в ней, так сказать, «свое представительство». Причем связи между корой и внутренними органами обоюдны. Этим, с одной стороны, объясняются такие факты, как изменение деятельности сердца или появление некоторых кожных болезней под влиянием психических переживаний. А с другой стороны, становится понятным, почему, например, ухудшается настроение и падает умственная работоспособность, когда заболевает тот или иной орган.

Точно установлено, что в тех случаях, когда в заторможенной коре есть лишь одно «окошечко», один бодрствующий пункт, через который загипнотизированный связан с внешним миром, в частности с гипнотизером, то этот очаг возбуждения как бы берет на себя все функции по связям с внутренними органами, которые были раньше распределены по всей коре. И по этому единственному каналу гипнотизер может в любом направлении воздействовать на состояние того или иного органа. Причем воздействовать только одним, казалось бы, самым несильным, самым нематериальным способам — словами.

Но слово всемогуще, ибо каждая функция нашего организма имеет свое более или менее точное название, то есть имеет свой словесный знак, обладает своим словесным двойником. И поэтому, когда загипнотизированному говорят, что ему, предположим, жарко, то на его коже действительно появляются капельки пота — одного из компонентов того состояния, при котором температура тела повышается.

К тому же слово-внушение, направленное к внутренним органам через «окошечко» в заторможенной коре, действует значительно сильнее, чем сказанное человеку, находящемуся в бодром, незагипнотизированном состоянии. Подобно тому как легче идти по «живому коридору», чем пробираться через густую толпу, так и слову — возбудителю тех или иных функций легче «добраться» до определенного органа, когда вся кора выключена и среди заторможенных клеток для слова проложен четкий, свободный путь.

Потому оно и доходит так беспрепятственно к месту, куда адресовано, и производит такие изменения в органах, которые невозможно вызвать в бодрствующем состоянии. А когда большинство нервных клеток заторможено, то они ничем не могут помешать слову, направленному гипнотизером. То есть загипнотизированный человек не в состоянии критически воспринять смысл сказанного и как-то помешать его воздействию, хотя в некоторых случаях, когда приказ носит характер, явно несовместимый с моралью или желаниями загипнотизированного, он может так или иначе не подчиниться ему. Но когда нет такого внутреннего сопротивления со стороны того, кому производится внушение, то ему можно не только «заговорить кровь», но и вызвать много более сложных процессов в самых различных органах, даже в самом головном мозге.

Кроме прямого внушения, направленного одним человеком непосредственно к другому, есть также косвенное, при котором воздействие осуществляется через какой-нибудь предмет или дополнительный фактор. Так, например, опытный, пользующийся авторитетом врач может внушить больной, что лекарство, которое на нее раньше не действовало, теперь окажет необходимую помощь. И действительно, после веских слов, сказанных в обычной беседе, пациентке становится легче от порошков, на которые она уже было махнула рукой. Практика показывает, что косвенное внушение нередко дает больший эффект, чем прямое. Поэтому некоторым и помогает та «святая вода», которую обманщики ради удобства берут из ближайшего колодца.

Бывает и так. Больному можно внушить, например, что улучшение у него наступит не сразу, а, предположим, завтра в полдень. И оно наступает именно в этот час. Следовательно, внушенное воздействие на организм может как бы самостоятельно поддерживаться в коре головного мозга в течение определенного времени, или, говоря проще, слова внушения способны сохраняться в памяти человека и оказывать на него необходимое воздействие через некоторый, заранее установленный срок. Причем не только один раз, но и многократно.

Продолжение следует.

Автор: Юрий Клещеев.

P. S. О чем еще думают британские ученные: о том, что также с помощью великой силы внушения и самовнушения можно было бы сделать любое обучение в разы более успешным и продуктивным. И к слову все продвинутые курсы и мастер-классы (как например, на сайте http://spb.kursof.ru/) уже используют разные продвинутые методики внушения, работают с установками на непременный успех, занимаются нейролингвистичным программированием и тому подобное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *