Пульсирующая земля. Часть первая.

Земля

Прошлый век открыл, что пульсируют не только наше сердце, наши мышцы или токи нашего мозга — пульсирует вся природа, все мироздание, вся Вселенная. Многие специалисты по биоритмологии склоняются теперь к тому, что пульсацию (иначе ритм или цикличность) следовало бы считать одним из фундаментальных свойств всякой материи; вопрос этот уже обсуждается на философских дискуссиях. И неудивительно: речь ведь идет еще об одном (котором уж по счету) доказательстве удивительного единства мира… С ритмами и циклами мы действительно встречаемся всюду — и на уровне атома, и на уровне Метагалактики.

О пульсирующей Вселенной мы уже рассказывали читателям, об автоколебаниях, обнаруживаемых на всех этажах самоорганизации — от живой клетки и нервного волокна до экологических процессов и галактик,— тоже. Сегодняшняя же наша тема — пульсации Земли, ее жизнь как планеты. Земля развивается и живет, причем, отнюдь не вялой и постепенно замирающей жизнью «остывающего сгустка звездного вещества», как полагали еще сто лет назад даже геологи, а жизнью бурной и интенсивной, со своими ритмами и циклами.

Прежде чем говорить о самих гипотезах, есть смысл сказать несколько слов о двух главных направлениях геологической исторической мысли, о двух тенденциях в объяснении происходящих на нашей планете геологических событий. Эти два направления— фиксизм и мобилизм. Сторонники первого, говоря весьма грубо и упрощенно, считают, что земная кора, некогда образовавшись, в дальнейшем испытывала в основном лишь вертикальные перемещения (геологи называют их поднятиями и опусканиями). Сторонники же второго, как свидетельствует его название, полагают (говоря столь же упрощенно), что основные блоки коры долго двигались и продолжают двигаться в различных направлениях по горизонтали. Особенно подвижна кора океанского дна.

Фиксисты замечательно объясняют историю платформ — древних ядер материков. Разбирая особенности их строения, они усматривают глубочайшие (в прямом смысле слова) и очень долго сохранявшиеся связи земной коры с подстилающей ее мантией. Но попросите их объяснить происхождение складчатых структур или рифтовых хребтов, не допуская при этом горизонтальных движений крупных блоков коры — их сближений или расхождений, и вы рискуете не услышать однозначного и достаточно убедительного ответа.

Однако и у их противников — мобилистов не все выходит гладко. Почему в земной коре возникают складки, объяснить нетрудно. Как и подобает многим складкам в природе, рождаются они благодаря поперечным сжатиям. Как образуются рифтовые хребты — тоже понятно. На многие тысячи километров по океанскому дну тянутся гигантские расщелины — рифты. Вдоль их осей поднимается наверх нагретое вещество мантии. Мантия раздвигает в стороны кромки рифта, и чем энергичнее раздвигает, тем шире и выше океанский рифтовый хребет.

Поднимающееся вещество мантии, приблизившись в осевой зоне рифта к поверхности океанского дна, остывает и превращается в новую кору. За последние 80 миллионов лет, утверждают мобилисты, под дном океанов образовалось так много новой коры, что ее площадь достигла почти двух третей поверхности земного шара. Столько же старой коры должно было поглотиться разверзавшимися безднами. Ничем другим ведь не объяснишь, почему в океане мы не находим коры, которая была бы старше 200 миллионов лет. А ведь это — всего лишь последние 4 процента всей жизни Земли.

Хорошо, но откуда взялись эти бездны и как в них могла исчезнуть поглощенная кора? Очень просто, отвечают мобилисты. Беспрестанно, с разной скоростью и в разных направлениях движутся по пластичному слою (так называемой астеносфере) части земной коры — литосферные плиты. Порой две плиты сталкиваются между собой, и тогда одна из них подползает под другую и с течением времени скрывается под ней навсегда.

Называется это субдукцией, буквально: подвигом. Только субдукцией и можно компенсировать непрерывное раздвигание (иначе — спрединг) коры в рифтовых областях. В противном случае пришлось бы признать, что с образованием новой коры соответственно увеличивается площадь земной поверхности… Но если, как думают мобилисты, механизм спрединга и субдукции действовал не менее 1,5 миллиарда лет, то за это время вся земная кора должна была бы исчезнуть в глубинах и быть оттуда исторгнута по нескольку раз. Между тем на большей части континентов геологи не находят столь юной коры, как в океанах, а во многих местах кора, вне всякого сомнения, образовалась более двух и даже трех с половиной миллиардов лет назад. Да и вообще странно выглядит в свете этих гипотез наша планета: какой-то вечный механизм самопережевывания!

Многие факты противоречат мобилистской модели тектоники плит, завоевавшей в последние годы большую популярность, особенно за рубежом. По утверждению мобилистов, например, толщина литосферных плит, скользящих вместе с древними платформами по астеносфере, около 100—150 километров. Но геофизики, «прослушивающие» Землю сейсмическими волнами, обнаружили, что под внутренними, древними частями континентов астеносферы на этих глубинах нет и литосфера уходит в глубину не на 100—150 километров, а на 300—500. Иначе говоря, поверхность, по которой должны скользить материковые глыбы, очень неровная, и кое-где она находится раза в 3—4 глубже, чем предполагалось. А это сильно меняет дело.

лава

Данные палеомагнитных измерений — тоже не все на стороне мобилистов. Что такое палеомагнетизм? Представьте себе лаву, остывающую после извержения вулкана. В ней образуются ферромагнитные минералы, которые, как намагниченные стрелки компаса, ориентируются относительно магнитного поля Земли. На протяжении сотен миллионов лет они сохраняют свою намагниченность. Приходят геологи и видят, как было ориентировано геомагнитное поле в те времена, когда происходило извержение. Такую же намагниченность сохраняют и зернышки железистого минерала магнетита в песчаниках, выпавшие в осадок после того, как бурная река швырнула в море обломки горных пород. Установив эту ориентацию у пород разного возраста, взятых в разных местах, и сопоставив все это с местоположениями магнитных полюсов в то или иное время, ученые могут определить, двигались или не двигались материки по отношению к магнитной оси Земли и друг к другу.

Таким образом, выясняется, что и 2,5 и 1,5 миллиарда лет назад относительное положение ядер многих нынешних континентов оставалось неизменным, а южные материки, занимавшие более половины общей площади древних платформ, сохраняли свое неизменное взаимное расположение даже 200 миллионов лет назад. Правда, после этого, начиная с середины мезозойской эры, расстояние между континентами действительно увеличилось. Но что такое эти 200 миллионов лет по сравнению со всей историей Земли! Да и субдукция ли, или, лучше сказать, одна ли субдукция была причиной этого увеличения?

Мобилисты с такой трактовкой палеомагнитных данных, конечно, не согласны. Нет, говорят они, не только в последние 200 миллионов лет, но на протяжении по меньшей мере 1,5 миллиарда, а возможно, и 2,5— 3,5 миллиарда лет литосферные плиты меняли свое положение, путешествуя за тысячи километров и постепенно поворачиваясь по отношению к меридианам. Именно путешествовали, а не просто отодвигались друг от друга.

Пусть так. Но что заставило материки путешествовать? Вот вопрос! Шаткое их положение на астеносфере? Субдукция? А отчего то усиливались, то ослабевали поперечные сжатия на Земле, а также растяжения в рифтовых зонах? Отчего-то усиливался, то ослаблялся вулканизм? Вопросов возникает великое множество. На часть из них довольно удачно и убедительно отвечают нам фиксисты, на часть — мобилисты, а часть остается без ответа. И лишь «объединенная» гипотеза расширения и пульсаций, вбирающая в себя, помимо всего прочего, все рациональное, что содержат взгляды фиксистов и мобилистов, лишь она притязает дать ответ на все вопросы и примирить все противоречия. Но об этом читайте уже в нашей следующей статье.

Автор: Е. Милановский.

P. S. О чем еще говорят британские ученые: о том, что по теме пульсации Земли можно было бы написать, к примеру, очень интересную курсовую работу. И пусть это будет даже курсовая работа на заказ в Петербурге (заказанная, скажем тут) или еще где, важно, что тема ее будет оригинальной и актуальной.

One comment

  • Принцип работы цефеидов.

    Из космоса гравитационный поток частиц вступает в реакцию
    с энергетическим веществом ядра звезды.
    На смену израсходованным частицам поступают новые.
    Так создается мощный поток гравитационных частиц.
    В результате реакции выделяется много тепла и света,
    а также образуются частицы магнитного поля.
    Когда магнитных частиц образуется много,
    они устремляются мощным потоком вверх,
    закрывая доступ гравитационным частицам к энергетическому ядру звезды.
    Интенсивность реакции уменьшается, уменьшается выделяемая температура,
    уменьшается светимость реакции.
    Уменьшается поток приходящих гравитационных частиц, уменьшается гравитация,
    Энергетическая поверхность, оболочка и атмосфера звезды распухают,
    устремляется вверх, увеличивая радиус звезды.
    Без доступа гравитационных частиц к энергетическому ядру,
    прекращается создание магнитных частиц, их количество уменьшается.
    Снова открывается доступ гравитационных частиц,
    снова увеличивается интенсивность реакции,
    увеличивается температура, светимость,
    увеличивается мощность потока гравитационных частиц,
    увеличивается гравитация,
    оболочка снова прижимается к энергетическому ядру,
    радиус звезды уменьшается. Цикл повторяется.
    У каждой звезды свой период, от долей секунды до нескольких месяцев.
    При коротких периодах, изменения светимости и магнитного поля
    быстро затухают с набором высоты,
    регистрируются только специальными приборами.
    Частота пульсаций магнитного и гравитационного поля Земли одинакова.
    Цикл повторяется с частотой 7,83 герца.
    Источником пульсаций является реакция
    на поверхности энергетического вещества ядра Земли, с участием
    гравитационных, магнитных частиц и энергетического вещества Земли.
    О гравитационных и магнитных полях АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ГИПОТЕЗЫ.
    umarbor

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *