Психотомиметики

сумасшедший

Нервная система человека — сложнейшая организация, передающая информацию от органов чувств к головному мозгу, от головного мозга — к мышцам, наконец, от одних отделов мозга к другим. Малейшее нарушение ведет к расстройствам в нормальной деятельности всего организма. Иногда на короткий срок — это не так страшно; иногда на более длительный — тогда это болезнь. Мы говорим: психическое ила нервное расстройство.

Какова природа такого заболевания? Более вероятная из многих версий (во всяком случае, наиболее современная) следующая: психозы — следствие нарушения химической регуляции передачи возбуждения от одной нервной клетки к другой.

Причин может быть много: и внешние — травмы головного мозга, инфекции, заболевания внутренних органов, авитаминозы, длительные переживания, и внутренние — дефекты в строении хромосом, нарушения в «работе» некоторых ферментов и аминокислот. Следствием являются, по всей вероятности, какие-то тончайшие молекулярные сдвиги в работе нервной системы.

Если принять эту гипотезу, а большинство ученых ее сейчас принимает, то план лечения напрашивается сам собой: с помощью химических веществ восстановить молекулярные нарушения. Но для этого надо знать механизм повреждения, надо знать, какие химические вещества участвуют в передаче нервных сигналов и какие химические вещества приводят к нарушениям в передаче информации. Механизм повреждения в самых общих чертах известен.

16 апреля 1943 года немецкий химик А. Гофман в своей лаборатории вел очередной опыт по синтезу амидных дериватов лизергиновой кислоты. Неожиданно он ощутил непонятное беспокойство и головокружение. Находившиеся в комнате сотрудники предстали перед ним в странном виде — оптически искаженными, а предметы — преломленными. Стоило закрыть глаза, начинались яркокрасочные, фантастические зрительные галлюцинации. Спустя два часа все эти явления исчезли.

Гофман пришел к выводу, что виной всему полученный им препарат ЛСД-25. Он вызывал симптомы психозов. Ученым уже были известны подобные вещества, например, мескалин, атропин, но ЛСД-25 намного превосходил их если можно так выразиться, по мощности: ничтожная доза препарата — 1 мг на килограмм живого веса — вызывала изменение психики.

Вся эта группа веществ в 1956 году получила название фантастиков, или психотомиметиков, или психотиков, или галлюциногенов. Они были взяты на вооружение экспериментальной психиатрией. Если с их помощью можно воздействовать на психику, значит, можно исследовать и причины возникновения психических расстройств, узнать механизм повреждения нервной системы. А это, в свою очередь, позволит подобрать лекарство.

Интересные сведения приводят исследователи. Здоровый человек, получивший некоторую дозу фантастика, замыкается в мире собственных ощущений и переживании. Перед его глазами проходят «неземные» картины. Зрительные галлюцинации большей частью необыкновенно прекрасны. Самые заурядные звуки воспринимаются, как великолепные мелодии.

Иногда исследуемому кажется, будто он потерял ногу или руку, а то и вовсе перестал существовать. Окружающие представляются ему какими-то крохами с неправильными чертами лица, спокойные голоса воспринимаются словно взрывы бомб. Все эти явления сходны с симптомами, которые довольно часто встречаются при шизофрении и ряде других душевных заболевании. С прекращением действия препарата они бесследно исчезают.

Значит, искусственно вызываемые кратковременные психические нарушения не являются болезненными. Интеллектуальные способности после этого не нарушаются. Сохраняется и память: каждый из испытуемых мог после эксперимента рассказать о своих ощущениях.

Секрет действия фантастикой в следующем; их молекулярная структура напоминает структуру медиаторов-передатчиков возбуждения и торможения нервных клеток. Но действуют они противоположно медиаторам; вносят путаницу в работу нервной системы, дезинформируют соседние нервные клетки.

Когда первый импульс доходит до окончания одной нервной клетки, мгновенно срабатывают механизмы, вырабатывающие активные химические вещества — медиаторы. Эти «передатчики» — ацетилхолин (АХ), серотонин, адреналин — из нервных окончаний попадают в синатическую щель. Соприкоснувшись с соседней нервной клеткой, медиаторы «пробуждают» ее и заставляют открыть ионную «дверь», после чего происходит тот же электрохимический процесс, который предшествовал возбуждению первой нервной клетки. Когда АХ совершил свою работу, сообщив нужную информацию соседней клетке, срабатывают механизмы, уничтожающие его. С этой целью фермент холшостераза (ХЭ) разрушает, гидролизует АХ, превращает его в физиологически малоактивные вещества — холин и уксусную кислоту. Через некоторое время разложенная молекула АХ восполняется новым синтезом — ацетилированием холина — возвращается к своей трудовой деятельности.

Когда в организм вводят фантастик, он конкурентным путем вытесняет естественный «передатчик» нервного импульса и занимает его место. И своим действием он подает нервной клетке «извращенную информацию» — десинхронизирует работу многих нейронов.

Возможно, таков механизм возникновения некоторых психозов: под действием какого-нибудь фактора меняется строение медиатора, и он начинает «путать» информацию. Тогда ясен путь лечения — нужно ввести в организм вещество, которое бы «утихомирило» «взбунтовавшийся» медиатор. В нервных клетках есть такие вещества — ингибиторы, и когда все в норме, они справляются с медиаторами — вовремя выводят их «из игры».

В самом деле, что бы произошло, если б природа не предусмотрела выработку анти медиаторных веществ, сдерживающих «бурную» деятельность передатчиков? Очевидно, человек находился бы все время в состоянии крайнего возбуждения. Так и бывает, если у человека повреждена нервная система, если он болен.

Как только ученые поняли механизм этого заболевания, они смогли подобрать лекарство для его лечения. Химия пришла на помощь медицине. Ученым удалось создать вещества, которые по своему действию имитируют природные ингибиторы. Эти вещества названы транквилизаторами. К ним относятся хлорпромазин, промазин, пеказин, резерпин, аминазин. Они успокаивают нервную систему, приводят ее в норму.

А как быть с больными, у которых нервная система и без того значительно заторможена, у которых заторможены процессы мышления и восприятия внешних раздражителей?

Всем известно, что существуют вещества, стимулирующие деятельность нервной системы. С незапамятных времен люди научились «подстегивать» умственные и физические силы чаем, кофе, орехами колы, женьшенем. Но иногда для поддержания интеллектуальной работоспособности прибегают к более сильным лекарственным средствам — фенамину, нервитину. Почему же после употребления этих препаратов- стимуляторов появляется большая работоспособность?

В передаче нервного импульса, кроме ацетилхолина, участвуют и другие медиаторы, другие физиологически активные вещества, в первую очередь адреналин. Его деятельность контролирует фермент моноаминоксидаза. Моноаминоксидаз постоянно сдерживает «порыв» адреналина и не дает ему чрезмерно возбуждать умственную деятельность. Если парализовать деятельность этого фермента, на какое-то время появится возможность совершить работу, требующую большого умственного напряжения. Таким средством и является фенамин, нейтрализующий деятельность моноаминоксидазы. Разумеется, часто прибегать к такому «подстегиванию» нельзя.

Иногда встречаются сообщения о том, что такой-то спортсмен легко преодолел препятствие благодаря допингу. Можно предположить, что этот спортсмен принял перед соревнованием лекарственное средство из группы возбуждающих аминов. Они вызывают раздражение дыхательного центра, углубленное дыхание, большую вентиляцию легких, незначительное повышение кровяного давления, стимулируют деятельность сердца и работу мышц.

Но всякого рода возбуждающие вещества оказывают на здоровый организм весьма отрицательное влияние. Они заставляют его работать с непривычной нагрузкой, вызывают истощение нервной системы, не говоря уже о том, что в спорте возможны различного рода несчастные случаи и травмы из-за сниженного самоконтроля.

До сих пор мы говорили о роли химических веществ в возникновении и ликвидации психических расстройств. Но эти же самые вещества действуют не только при психозах, но и, очевидно, при проявлении различных эмоций человека. Ни радость, ни гнев, по-видимому, не обходятся без участия медиаторов и ингибиторов.

Замечено, например, что увеличение количества АХ в крови вызывает чувство напряженности. А некоторые зарубежные ученые склонны даже распознавать эмоциональную наклонность человека при помощи биохимических реакций. Так, например, некоторые исследователи считают, что у людей, организм которых продуцирует преимущественно адреналин, должна быть склонность выражать гнев и возмущение пассивно, «внутренне». Если же увеличена секреция норадреналина, то такие люди выражают негодование «внешне», с порывами к агрессии.

Конечно, трудно допустить, что проявление эмоций заключается только в химических изменениях центральной нервной системы. Эмоции сильно зависят от поступающей внутренней и внешней информации, они неразрывно связаны и с социальными факторами.

Способность психотомиметических веществ вызывать у людей особые психические состояния известна давно. В некоторых странах такие вещества растительного происхождения еще в древние времена использовались во время религиозных обрядов, их применяли в черной магии. Но только в самые последние годы, с созданием синтетических препаратов появилась возможность использовать фантастики для исследования психозов с помощью их моделирования и для лечения психических заболеваний.

Автор: Л. Дондыш.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *