Химия мозговых миров. Часть вторая.

химия

Наша психика — самый чувствительный барометр малейших изменений химической среды организма. На наше психическое состояние влияет и воздух, которым мы дышим, и пища (известно, что мясо возбуждает, а фрукты успокаивают), и даже обыкновенная питьевая вода, которую недаром всегда предлагают выпить тем, кто взволнован, — кстати, механизм действия этого простейшего успокаивающего до сих пор окончательно не ясен. Психические нарушения может вызвать и длительная жажда и, наоборот, огромные дозы питьевой воды. «Все есть яд и все есть лекарство, — писал знаменитый врач Парацельс, — одна только доза делает вещество тем или другим».

«Химическую службу» несет специальная область мозга — подбугорье, в которой расположены нервные клетки, выборочно реагирующие на изменение различных химических показателей крови. В этой же области на небольшом участке сосредоточены важнейшие механизмы эмоций, памяти и регуляций внутренней среды (хотя, конечно, в этих процессах участвуют и другие мозговые отделы). Физиологи обнаружили, что вещества, называемые «психотропными», т. е. вызывающие уже в малых дозах массивные психические изменения, действуют особенно сильно и в первую очередь, на подбугровую и соседние с ней области мозга.

Но почему одни вещества поднимают настроение, другие вызывают депрессию: почему одно и то же вещество противоположно действует при однократном и повторном введении и, при совершенно одинаковой дозе, по-разному на разных лиц?

И здесь на помощь физиологам пришли химия и фармакология. Была открыта особая группа веществ — химических посредников, участвующих в передаче нервных импульсов. Выяснилось, что одни из них (адреналин и норадреналин) играют главную роль в работе тех отделов мозга, которые обеспечивают напряженное, деятельное состояние, бодрствование, активность. Другие (серотонин. ацетилхолин) имеют особое значение для возникновения пассивного, расслабленного состояния и сна.

Обнаруживаются и более тонкие взаимосвязи: адреналин служит главным химическим посредником страха, тревоги, беспокойства, в то время как норадреналин, вещество, очень близкое к нему по строению, имеет основное значение в состояниях гнева, злобы, агрессии.

Говорят, Юлий Цезарь, подбирая воинов для своей армии, предпочитал тех, кто краснеет при опасности, тем, кто бледнеет. А недавно выяснилось, что адреналин, «посредник» страха, чаще вызывает сужение кожных сосудов, тогда как норадреналин, наоборот, вызывает их расширение. Может быть, и в самом деле, в основе индивидуальности темперамента лежит индивидуальность химическая? Можно возразить, что трусами не столько рождаются, сколько воспитываются. Но человеческий организм представляет массу доказательств, что врожденные, предуготованные химические механизмы, однажды пущенные в ход внешним воздействием, обнаруживают потом повышенную готовность.

И вот, наконец, установлен самый важный на сегодняшний день факт: психотропные вещества вмешиваются в интимные механизмы работы «посредников» — вызывают изменение их баланса в головном мозгу. Аминазин, уже давно применяемый для лечения возбужденных, тревожных, злобных и беспокойных больных, действует, главным образом, на обмен адреналина и норадреналина.

Вещества, способные вызвать в ничтожных дозах психозы у здоровых людей, поразительно близки по химическому строению к самим «посредникам». Вероятнее всего, они становятся «фальшивыми посредниками», подобно тому, как включаются в обмен веществ бактерий антибиотики, всегда похожие на вещества, необходимые для их жизнедеятельности.

Но оказалось, что действие вещества на психику зависит не только от его химической формулы. Установлено, что разные по химическому строению вещества могут оказывать сходное влияние на психику, если их молекулы имеют похожее пространственное расположение. Может быть, дело заключается в том, что эти вещества одинаково действуют на оболочку нервной клетки, на поверхности которой разыгрываются важнейшие химические события, связанные с зарождением и проведением нервного импульса?

КАК СДЕЛАТЬ КРЫСУ ОБЩИТЕЛЬНОЙ

крыса

Посмотрите на эту крысу: она судорожно нажимает лапой на рычаг, от которого идут провода прямо в ее мозг. Крысу нелегко оторвать от этого занятия: электроды, через которые подается электрический импульс, вживлены в «центры удовольствия». Другая крыса делает те же движения, но с прямо противоположной целью: прервать электрический ток, подаваемый в «центры неудовольствия». Рай и ад…

А что делает эта крыса? Вместо электродов в мозг ее вставлена крохотная стеклянная трубочка, через которую животное само вводит себе в мозг какое-то вещество. Веществом, вызывающим при введении в мозг «удовольствие», оказался антидепрессант марсилид — это ли не доказательство, что антидепрессанты имеют особое отношение к деятельности «центров рая»? Если антидепрессанты и стимуляторы вводить обычным путем — внутрь или в мышцу, то крысы усиливают самораздражение электрическим током. Когда крысам вводят антидепрессанты новым способом, они становятся более любопытными и начинают усиленно «общаться» между собой: обнюхиваются, встают на задние лапки и т. д.

Любопытно, что это действие антидепрессанты оказывают, прежде всего, на тех животных, которые находятся в обществе себе подобных, и на тех, которые до этого были заторможены — либо сами по себе, либо искусственно, под влиянием резерпина. Если же крысе ввести ЛСД, вызывающее у людей психозы, то это резко усиливает возбудимость «центров неудовольствия».

Продолжение следует.

Автор: В. Леви.

P. S. О чем еще думают британские ученные: о том, что было бы здорово с помощью некого химического препарата будущего, значительно улучшающего роботу мозга, памяти, скажем, выучить английский язык за день. И тогда бы английский для школьников не представлял никакой проблемы, впрочем, как и наше обычное образование в принципе, все дети были бы гениальными вундеркиндами. Может в будущем так и будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *