Вирусы – диктаторы-невидимки

Вирус

Вирусам с самого начала не повезло. Когда в 1892 году русский ботаник Дмитрий Иосифович Ивановский впервые поведал миру о странных свойствах возбудителя мозаичной болезни табака; на микробиологов это не произвело ровным счетом никакого впечатления. В те годы их прямо-таки ослепил фейерверк блестящих открытий целой галереи бактерий — возбудителей заразных болезней человека. Ученые уличали по одному, по два «преступника» ежегодно. Луи Пастер проводил свои первые прививки против сибирской язвы, бешенства, возвращая к жизни обреченных на смерть. Восхищенное человечество увидело, наконец, реальную возможность победы над грозным врагом. Так могло ли кого-нибудь увлечь известие о том, что есть такое заразное начало, которое нельзя увидеть под микроскопом, которое проходит сквозь самые мелкопористые фильтры, но, тем не менее, способно размножаться?

Позднее губителю табачных листьев было присвоено имя «фильтрующийся вирус», или просто «вирус» (латинское слово «вирус» означает «животный яд»). И все же словно какой-то рок тяготел над вирусами. Слишком уж мало находилось «охотников» за такой невообразимо мелкой дичью. Может быть, эта замысловатая редкость обитала в мире невидимых?

ОНИ ВЕЗДЕСУЩИ

Перелом в биографии вирусов наступил после первой мировой войны, когда эпидемия гриппа «испанка» унесла 20 миллионов жизней. Оказалось, что ее виновник… вирус. Ученые вскоре убедились, что вирусы — давние враги человека. Вслед за гриппозным в список возбудителей вирусных болезней человека были занесены вирусы кори, свинки, ветряной и натуральной осп, бешенства, полиомиелита и множество других. Стало ясно, что вирусы — причина заболеваний животных и растений, приносящих неисчислимый вред сельскому хозяйству. Были открыты также вирусы, поражающие бактерии — бактериофаги (сокращенно — фаги). Наконец, в этот список были включены… опухоли. Да, да. Виновниками многих опухолей и, возможно, рака человека могут быть вирусы. Уже не вызывает сомнения вирусная природа некоторых опухолей и лейкозов у млекопитающих.

По сей день ученые обнаруживают по нескольку десятков видов вирусов ежегодно. Сегодня известно свыше трех тысяч жителей царства вира. Так называют ученые мир вирусов. Эта армия не может не внушать серьезных опасений.

НА ГРАНИ ЖИЗНИ

Долгие годы природа вирусов была под покрывалом таинственности. Что такое вирус? Корпускула или молекула? Фермент или ультрамикроб? Живые ли вирусы? Ведь у них нет таких даров жизни, как обмен веществ, рост, деление? Первым в 1935 году приоткрыл завесу тайны вирусов американский биохимик Стенли. Этот год считают годом рождения молекулярной вирусологии. Но расскажем по порядку.

Все началось с футбольного матча в Урбане, куда в 1926 году приехал Стенли, талантливый молодой ученый, капитан футбольной команды Эрлехемского колледжа. Он и не предполагал, что эта поездка поставит вверх дном все его планы. Всему этому виной были встреча и долгий интересный разговор с известным химиком профессором Адамсом.

Вскоре после встречи Стенли переехал работать к нему в Иллинойский университет. Открытие, принесшее Стенли мировую славу и Нобелевскую премию, он сделал, как и Ивановский, на вирусе мозаики табака. Но что же за тайну выведал у природы Стенли? Он выделил вирус в «чистой культуре». Из сока больного табачного листа Стенли выделил кристаллы вируса. К его великому изумлению, они обладали способностью заражать здоровые растения.

Но это был лишь порог на пути к открытию. Стенли провел химический анализ первых кристаллов и убедился, что они… белок. Непостижимо! Мертвые кристаллы белка — и вдруг… размножаются. Ведь до сих пор, как было известно, размножались лишь живые клетки.

Вся хитрость в том, что вирусы мертвы лишь до той поры, пока находятся вне живой клетки. Оказывается, есть две формы вируса. Первая — покоящаяся. Вирус мертв по всем статьям: не дышит, не размножается, не двигается. Вторая — вирус в клетке. Здесь он живет. Но сначала нарисуем портреты вирусов.

Вирус

Получить их удалось только после того, как к делу привлекли электронный микроскоп. Ученые увидели, что одни вирусы похожи на палочки, другие — на шестиугольники, третьи имеют вид длинных нитей, четвертые подобны шару или овалу, а пятые — вирусы бактерий или фаги — смахивают на головастиков. Их головка подобна шестигранной призме, а хвост «змеиный», короткий или длинный. Не подумайте, что хвост — бесполезное украшение. Им вирус прикрепляется к бактериям.

Размеры вирусов столь же разнообразны. Есть среди них карлики, величиной всего в 120— 140 ангстрем есть и гиганты от 5 до 12 тысяч ангстрем.

Вирусы, как правило, содержат только одну из двух нуклеиновых кислот — либо дезоксирибонуклеиновую кислоту (ДНК), либо рибонуклеиновую кислоту (РНК), в которых заключены все наследственные свойства этих микроскопических хищников. Вирус так же мал по сравнению с живой клеткой, как человек рядом с многоэтажным домом. Но как ни микроскопичны вирусы, ученые сумели разрезать их на 6—8 частей и по этим ультратонким срезам изучают анатомию вирусов.

Продолжение следует.

Автор: М. Крылова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *