Только ли микробы?

микроб

Легко ли поставить опыт на себе — привить себе чуму, осушить залпом пробирку с культурой холерных вибрионов, подставить руку комару — переносчику желтой лихорадки? Нет, сейчас я говорю не о психологической стороне дела. Ученых порою постигала здесь неудача не от недостатка храбрости. Не поморщившись, принимали они смертельные дозы смертельных микробов… И довольно часто… не получали даже насморка. В списке таких «неудачников» и великий Мечников, и один из основоположников науки о гигиене Петтекофер, и многие другие. В чем дело?

Микробы всюду. В каждом из нас можно найти знаменитые палочки Коха. Но это отнюдь не значит, что все мы больны туберкулезом. Почему? Иммунитет? В город пришла чума и, практически, почти все (а может быть, и просто все) заражены. Палочка чумы на всех и во всех. Многие умирают. Некоторые выживают. Но кое-кто даже не заболевает. А ведь никакого иммунитета к чуме, по всей вероятности, не было. С чумой в этом месте не встречались лет сто-двести.

В представлении человека-немедика иммунитет — это просто факт невосприимчивости к болезни, инфекции. Медики же, говоря об иммунитете, понимают под ним вполне определенный механизм борьбы организма с попавшими в него микробами. И вот, поверьте на слово, что врожденный иммунитет к чумному микробу предельно мало вероятен. И все-таки кто-то не заболел!

А вот еще. Есть такая болезнь остеомиэлит — воспаление костного мозга и кости. Решили вызвать ее у животного. Берут гной: в нем полно нужных микробов. Вносят в кость. А болезни нет. Или самый обычный случай.

Оперируют двух людей. Одно и то же заболевание. Одна и та же сложность. Одни и те же руки хирурга. (Условимся, что одна и та же чистота, один и тот же микроклимат). Все одно и то же. Одна и та же конституция организма больных. Но… У одного больного рана нагноилась. А на другом зажило, как на… «очень здоровом человеке». (Иногда говорят — все дело в сопротивляемости организма. А что такое сопротивляемость организма? Все дело в том, что же именно входит в это понятие).

Да, и вообще, что разносит болезнь? Если микроб… Возьмем для примера тромбофлебит — одно из послегриппозных осложнений. Это — воспаление и закупорка вен. Вырежем вену и посмотрим на нее в электронный микроскоп, вируса гриппа мы все равно не обнаружим. Ну, вирус все-таки микроб не обычный.

Но вот брюшной тиф. Микроб без всяких фокусов — брюшнотифозная палочка. Осложнение — тот же тромбофлебит. Вырежем вену. Палочек нет. В «лучшем» случае, мы найдем здесь обычные гнойные бактерии. Но далеко не всегда. (Воспаление, вообще, — это защитная реакция организма. Вокруг микробов строится защитный воспалительный барьер. А здесь ищем, но микроба не находим. Однако об этом подробнее дальше).

…Воспаление желчного пузыря — холецистит. Казалось бы, все просто: попали туда микробы и вызвали воспаление. Эксперимент на животном: берут культуру каких-нибудь микробов поядовитее. Вводят в желчный пузырь. Нет холецистита. Что ж, можно считать дело более сложным: микробы активизируются и вызывают воспаление только тогда, когда что-то мешает желчи вытекать из пузыря. Эксперимент: сужают или даже совсем перевязывают пузырный проток — воспаления нет…

«ПРОТИВ МИКРОБОВ»

После того как микробиология стала одной из основных медицинских наук, после того как мы поняли сущность многих болезней, после того как в развитых странах уничтожили оспу, холеру, чуму, после того как мы научились уничтожать микробов антибиотиками, после всего этого… поднимается флаг восстания «против микробов». Многие медики, этакие «сердитые молодые люди» в медицине (впрочем, молодые очень относительно: академик Давыдовский — человек не очень молодой, но «сердитый» и один из тех, кто держит этот флаг восстания), так вот эти мятежники говорят, нет, кричат: «Долой микробный фетишизм!».

Не так легко с ним расстаться — если бы он уже надоел, а то мы только сживаемся с ним: всего 100 лет! И все-таки в своей острой и интересной книге о проблемах причинности в медицине И. В. Давыдовский пишет, что давно пришла пора покончить с наивной формулой: «организм + микроб = заболевание».

ВОЙНА ВНУТРИ НАС

Человеческий организм — это страна, в которой разыгрываются самые разнообразные процессы. Войны. Экономические блокады. Это довольно грубые аналогии, но в чем-то и верные. Нас интересуют войны. Точнее — их предотвращение. Нельзя ли создать такие условия, чтобы борьба организма с микробом была не нужна? Пусть сосуществуют!

Был период кулачно-палочных битв — когда микробов не знали, а все болезни лечили либо обертываниями, либо кровопусканиями. А война в организме шла своим чередом — кровопролития и «водные процедуры» на течение болезни никак не влияли. Потом узнали о микробах. Появились сыворотки и вакцины. Это уже на уровне артиллерии. Сульфамиды — танки. Антибиотики — атомная бомба. А микробы — конъюнктурщики. Они все время приспосабливаются к новым усовершенствованиям средств обороны, к новым лекарствам, к новым условиям.

Как идут эти «внутренние» войны? Когда чужеродное белковое тело — микроб попадает в организм, там сразу, как сейчас считают ученые, появляется подобие этого чужеродного белка, так сказать, его материальная тень, нечто вроде зеркального отображения, слепка. Эта тень борется с микробом. Воюет. И — кто сильнее!

Микробов в этой ситуации называют антигеном. Вещество, вырабатываемое для защиты от вторгшегося чужеродного белка, назвали антителом. Считали так: сильно ядовитая (вирулентная) партия (штамм) микроба — организм не справляется — человек заболевает. Слабый штамм — антитела победят, болезни не будет, приобретается иммунитет.

Антитела в крови и есть основа иммунитета. На этом основано применение вакцин. Ввели ослабленный микроб. Организм ответил выработкой антител. Слабые микробы легко и быстро уничтожаются молодыми энергичными антителами. Бактерий уже нет, а антитела остались. Армия стоит на защите границ. При последующей встрече организма с подобным микробом уже первые разведгруппы агрессора уничтожаются сразу же.

В дальнейшем выяснилось, что антитела вырабатываются не только в ответ на вторжение чужого белка, но и на многие другие раздражители. Например, антитела могут вырабатываться на холод. (Может быть, это и есть основа закаливания?) При каждом холодном душе, купании в бассейне, сне под открытой форточкой — вырабатываются противохолодовые антитела, а в дальнейшем при каждом поводе для простуды успешно борются с ней.

Антитела могут вырабатываться на ожог, при повторном ожоге общее состояние пострадавшего будет легче, чем могло бы быть. Именно поэтому сейчас при тяжелых ожогах считают полезным вливать сыворотку крови человека, недавно пострадавшего от огня. Но как же антитела возникают в этом случае?

Да просто всякое физическое воздействие на организм губит или значительно видоизменяет какое-то количество его собственных белков. Погибший или видоизменившийся белок сразу стал инородным, чужим телом. Вот на него и вырабатываются антитела. Все это — пока предисловие. А в нашей следующей статье мы подойдем к тем явлениям, которые подрывают «микробный фетишизм».

Автор: Ю. Машкин.

P. S. О чем еще говорят британские ученые: о том, что работа по изучению микробов, как впрочем и вообще вся микробиология, требует чрезвычайной точности и скрупулезности. Скажем, точность тут нужна не меньше чем при бухгалтерском учете и сопровождении, которым занимаются профессионалы (таких можно найти на сайте http://audit-invest.com.ua/buh), так и тут, нужны настоящие профессионалы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *