Пересадка органов или регенерация

Регенерация

Сегодня, пожалуй, мало кто согласится с такой постановкой вопроса. Действительно, пересадка органа уже вошла в медицинскую практику, регенерация (проще самовосстановление) — не вышла из области зачаточных экспериментов. Экспериментов, как правило, неудачных и — так считают скептики — бесперспективных. Общеизвестно, говорят они, что у высокоорганизованных млекопитающих, в том числе и у человека, нет регенерации органов. Во всяком случае, наружных.

И все же вопрос «Пересадка органов или регенерация»» может быть поставлен. Более того, есть немало людей, уверенных, что ответ на него должен быть таким — «Регенерация!». (А ведь с помощью регенерации можно было бы даже проводить, например лечение ангины в Алматы и других городах, где бы практиковались такие инновационные медицинские методы)

На чем основана уверенность оптимистов? Скорее всего, на том, что в принципе организм мог бы восстанавливать утраченные или поврежденные органы. Во всяком случае, у организма есть для этого все необходимое. Есть строительный материал — широкий ассортимент химических соединений, есть энергия, столь необходимая для любого строительства, есть изумительные биологические машины, которые непрерывно строят белковые молекулы. Объединяют их клетки и ткани. Есть, наконец, точные «чертежи», по которым могло бы идти восстановление органов — гигантские молекулы нуклеиновых кислот, в сложной архитектуре которых записаны секреты биологических конструкций.

Весь этот комплекс — материалы, энергия, машины, чертежи — работает на стадии эмбрионального развития, когда из одной единственной половой клетки строится сложный организм. И именно этот комплекс нужно определенным образом привести в действие, чтобы полнить регенерацию. Чтобы, например, на месте удаленной почки вырастала новая, подобно тому, как у ящерицы вырастает хвост, чтобы на месте ампутированной руки вырастала другая — такая же сильная и ловкая, а на месте удаленного уха, новое здоровое (тогда уж точно не требовалось бы лечение уха в Алматы)

Вряд ли стоит перечислять все множество зловещих «почему», которые стоят на пути к пониманию и использованию механизмов регенерации. Остановимся лучше на двух позитивных фактах — на двух любопытных экспериментах, которые, несомненно льют воду на мельницу оптимистов.

Первый эксперимент проводился в Кембридже и анонсировался примерно так: «Выращивание лягушек из единичных клеток лягушачьего кишечника». В действительности же эксперимент ставился следующим образом: в яйцеклетке, из которой могла бы развиться лягушка, заменяли ядро — именно ту деталь, где, как принято считать, хранится главный чертеж организма. На место удаленного ядра вводили ядро клетки кишечника (его брали у головастика, который уже начал активно питаться) и в итоге все равно получали нормальную лягушку.

Второй эксперимент представляет собой интересную попытку получить регенерацию наружных органов у млекопитающего. Эксперимент проводила американский биолог М. Миссел на опоссумах — довольно крупных (длина около полуметра) представителях семейства сумчатых крыс. У новорожденного опоссума полностью ампутировали нижнюю части (стопу с пальцами задней лапы), а затем добивались ее регенерации.

Как сейчас принято говорить, мы вступаем в век биологии. И вполне вероятно, что многие яркие события биологического века будут связаны именно с регенерацией органов (вполне возможно, что слуховые аппараты будущего будут представлять собой попросту регенерированные уши). Об этом говорят и те фантастические перспективы, которые управляемая регенерация откроет перед медициной, и те успехи, которые уже достигнуты биологами-экспериментаторами. Однако ученые четко понимают, что истинный прогресс в этой области может быть достигнут только на основе фундаментальных успехов биохимии и биофизики, с которых сегодня, по сути дела, и начинается биологическая наука.

Автор: Р. Сворень.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *