Научные знания и человеческое достоинство

Генетика

Молекулярная биология проникла во все или почти во все сферы медицинских исследований, возлагая высокую ответственность на ученых, занимающихся генетикой человека. Возможно, впервые перед этими исследователями появились два болезненных вопроса — как далеко они могут заходить в своих исследованиях и как должны использоваться их открытия? Ответ на первый вопрос однозначен — познание не имеет границ, оно является гордостью и честью человека. Мы — единственные среди созданий, способны понимать и превращать свое окружение. Ни в коем случае нельзя останавливать или даже тормозить исследования. Их следует продолжать, но только при условии, что исследования человека должны уважать человеческое достоинство.

Теоретически ответ на второй вопрос также недвусмысленный, однако, он порождает некоторые серьезные проблемы. Он недвусмысленный, ибо новые знания должны использоваться в пользу человечеству, а не для удовлетворения интересов отдельных лиц или общин, не уважающих прав человека. В случае человеческой генетики неразумное использование новой технологии может привести к ужасным последствиям.

Нет сомнения в том, что могущество, которое сейчас имеют исследователи, накладывает на них новые обязанности и порождает сложные этические проблемы. Нам хорошо известно, что технический прогресс имеет как положительную, так и отрицательную стороны. Именно обществу надлежит лучше использовать его достижения и как можно тщательнее избегать возможных рисков и извращений, чтобы обеспечить преимущество положительных результатов. Несомненно и то, что в перспективе положительные последствия генетических исследований будут значительными.

ПОБЕДА НАД НАСЛЕДСТВЕННЫМИ БОЛЕЗНЯМИ

Даже раньше за наши ожидания — благодаря работе, проведенной в Париже Центром изучения человеческого полиморфизма в сотрудничестве с Даниэлем Коан и лабораторией Генетон — было создано генетическую и физическую карты генома человека, отныне позволяющего определить в длинной цепи ДНК гены, которые являются виновниками большинства распространенных наследственных болезней. Так, например, стало возможным не только выяснить местонахождение генов, ответственных за цистические фиброзы и мышечную дистрофию Дюшена, но и изолировать, охарактеризовать и изъять их. То же можно сказать и о значительном количестве других генетических болезней: гены — виновники той или иной из них — распознаются раз в неделю.

Эти открытия породили большие надежды. Теперь, зная, кто из генов неполноценный, мы можем подумать о том, как разработать специфические терапевтические методы, цель которых — подправить или сам ген, или протеин, которым он закодирован.

Так родилась идея генотерапии. В этой терапии есть два типа, которые предстоит отличать друг от друга; первый — соматическая терапия, которая занимается только клетками тела (или сомами) и не влияет на наследственность, а следовательно, уподобляется обычной пересадке и вполне этической; второй — зародышевая терапия, которая имеет дело с клетками воспроизведения мужчины или женщины или эмбрионами определенных клеток. В этих случаях любое повреждение передается из поколения в поколение, а значит, для определенных лиц генетическое наследие человечества предстает в измененном виде. Отсюда следует, что на современном уровне наших знаний, зачаточную генотерапию следует наиболее категорически запретить.

Наряду с наследственными болезнями, вызванными одним-единственным дефективным геном, мы сейчас изучаем такие распространенные в нашем обществе болезни как сердечнососудистые и невро-психологические, а также рак. Эти болезни могут иметь разные причины, учитывая действие не только определенных генов, но и факторов нашей окружающей среды.

Считается, что эти болезни связаны с одновременным присутствием в одном и том же человеке определенного, достаточно ограниченного количества дефективных генов, например, 5-6 генов в случае диабета, не требуют инсулина. Если, к несчастью, эти 5-6 генов в организме одного и того же человека, то ему грозит (но не с уверенностью) заболеть диабетом. Итак, сейчас есть возможность количественно подсчитать риск.

ЛУЧШЕ ПРЕДОТВРАТИТЬ, ЧЕМ ЛЕЧИТЬ

В свою очередь это породило концепцию превентивной медицины. Ведь лучше предупредить болезнь, чем от нее лечить больного. А для того, чтобы предотвратить, нужно сначала предсказать.

Концепция превентивной медицины пришла мне в голову тогда, когда было открыто, что многие болезни связаны с антигеном системы HLA (лейкоцитная антигенная система человека). Так, в частности, человек — носитель антигена НLА В27, в 600 раз более уязвим к заболеванию анкилозным спондилартритом, чем кто-либо другой. С тех пор стало возможным находить в геноме те гены, которые вызывают склонность к определенной болезни.

Все это дает представление о перспективах, которые открываются перед нами благодаря применению генетике в медицине. Благодаря превентивной медицине мы сможем избежать лишней боли и страданий и, возможно, даже жить в добром здравии до глубокой старости. Коротко сказать, мы будем иметь медицину по индивидуальному заказу, она станет дешевле и эффективнее.

Однако у этих открытий есть и обратная сторона. Похоже на то, что нецелесообразно и даже жестоко говорить людям об их склонности к той или иной болезни, когда мы еще не можем предложить им ни превентивного лечения, не говоря уже об излишней тревоге и ряд побочных психологических эффектов, которые это может вызвать.

Более того, такая информация должна быть строго конфиденциальной. Последствия генетических анализов могут разглашаться только с разрешения пациента, поскольку есть риск того, что ими воспользуются страховые компании или работодатели с целью недопустимой дискриминации. Если мы хотим избежать таких злоупотреблений, нам надо будет ввести строгие правила. Надо будет провести общественное обсуждение проблемы, найти глобальное решение ее.

В заключение я хотел бы развенчать миф о генетике, который образовался в общественном мнении. Вполне естественно, что современное развитие в этой области может напугать людей. Но оправдан ли этот страх? Точнее, в какой мере он оправдан? Люди часто опасаются всемогущих, на первый взгляд, ученых. Однако бояться следует не ученых, а тех лиц или групп, которых привлекает блеск власти, часто отдающей тоталитарной идеологией.

Итак, нам надо спокойно и рассудительно относиться к революции, которая сегодня происходит. Это — революция, которая должна служить добру человека и привести к ожидаемой всеми нами цели — к долголетию, счастливой жизни без патологических отклонений. Эту свою мечту я разделяю с вами, мечтаю о генах надежды. Самый главный приоритет — облегчить страдания. Как говорил Парацельс, «медицина — это любовь».

Автор: Жан Доссе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *