Аллергия и микробный фетишизм

аллергия

Чрезмерное повышение чувствительности организма к какому-то воздействию приводит к болезненным явлениям, которые называют аллергическими. Например, съешь чего-нибудь — тут же сыпь. Такое не восприятие, или, вернее, извращенное восприятие, какой-либо определенной пищи называется идиосинкразией. Есть идиосинкразия к клубнике, к кетовой икре, к различным другим продуктам — аллергенам. Пища, попадая в желудок и кишечник, расщепляется там на составные части. Через стенки кишечника могут пройти только очень простые вещества. Настолько простые, что организм признает их за свои. Но у некоторых людей часть пищи кишечник пропускает недостаточно расщепленной. Это люди — оригиналы. А есть оригинальные виды пищи. Они обладают способностью всасываться сквозь стенки кишечника даже недостаточно расщепленными. И белок такой пищи проходит в организм чужеродным. А раз он чужеродный, то и вызывает к жизни антитела. К такой пище относится и клубника, и кетовая икра, и даже… шоколад.

Когда встречаются два таких оригинала (человек и, например, икра), мы и имеем идиосинкразию. Антитела выработались в организме на, допустим, клубнику. Затаились в тканях и… не желают покидать их. Ну никак их не выведешь (и так всю жизнь).

Немецкий врач Вайц написал статью «Питание и аллергия». Он отметил, что во время войны аллергических заболеваний было меньше. А после войны они стали учащаться. Кстати, во время войны было меньше и болезней, аллергическую природу которых пока только подозревают.

Вайц пишет, что в условиях нормальной жизни полноценная белковая пища способствует сенсибилизации — повышению чувствительности, а это, в свою очередь, и способствует распространению (относительному) ряда болезней. Оказывается, какая-то часть чужеродного белка из кишечника проходит в ткани не только у страдающих идиосинкразией, а у всех людей. Значит, в той или иной степени такая способность пропускать аллергены через кишечник есть у всех людей. Но при идиосинкразии это выражено ярко.

А суть аллергии вот в чем. На каждое необычное для данного организма воздействие он моментально отвечает выработкой защитников — антител. Происходит накопление вооружения. И порою его становится больше, чем требуется для защиты. Место хранения оружия — антител — кровь, но когда антител становится слишком много, они переходят в ткани, накапливаются в них. А находясь там, они теряют способность встретить врага на границе, в крови. Вот тогда-то организм и приходит в аллергическое состояние.

Попавший в организм при таких условиях антиген-агрессор встречается с защитниками лишь в тканях, а не в крови, как при иммунитете. Мало того, что эти защитники — плохие бойцы. Они сами становятся опасными. Встретившись в тканях и погибая в борьбе друг с другом, антигены и антитела выделяют вредные для организма вещества, могущие вызывать воспаление или подобное ему болезненное состояние. Замечательно, что антитела, погибая в крови (на границе), вреда не приносят.

Воспаление это появляется в месте наименьшего сопротивления. Малейшее нарушение функции органа — уже создалось такое хлипкое, слабое место, прямо созданное для всяких неприятностей, в том числе и воспаления. И появляется сыпь, отек губы или попросту насморк.

Или, вот, скажем, бронхиальная астма — самый яркий пример аллергического заболевания. Отек и спазм мелких бронхов с тяжелейшим приступом удушья — это ведь тоже реакция на какое-то раздражение. А раздражителями могут быть цветочная пыльца, холод, запах какой-нибудь краски или какой угодно запах, жара, духота, дым папиросы или любой другой дым, ветер, кетовая икра, другая пища, туман, дождь, автомобиль, поезд, — короче говоря, что угодно.

Когда я был студентом, нам на лекции демонстрировали удивительного больного. Это был редчайший случай. Тяжелый приступ астмы начинался каждый раз, когда он проходил по полю… с молодой девушкой. Нет этих двух условий — нет приступа (к аллергии тут, по-видимому, присоединяется еще и условный рефлекс). Но подобная мгновенная реакция — лишь одно из возможных проявлений аллергического состояния.

ПОДГОТОВКА ВЗРЫВА

При аллергии в организме создаются условия для восприятия микробов. Для размножения их. Для перехода их в ткани. В частности, микроб-носитель туберкулеза не закрепляется в тканях, не работает, так сказать, если организм предварительно не сенсибилизирован, не подготовлен.

Палочки Коха находятся в нас и… не заражают. Это «пятая колонна» — они сенсибилизируют. Сидит в человеке микроб (в организме микробы всегда есть — жизнь без них невозможна), казалось бы, невинный и безгрешный (и даже иногда полезный). Но на самом деле это не совсем так. На него вырабатываются антитела. В силу каких-то условий вдруг истончились почему-либо стенки сосуда, нарушилась полноценность его. Антитело из русла попадает в ткани. Это уже диверсионный акт. Все готово для взрыва. И в один далеко не прекрасный день тот же кохэвский антиген, а может быть, и еще какой-нибудь инфекционный ландскнехт, «поджигает шнур» — разрешает это аллергическое состояние заболеванием. То есть проникает, наконец, в ткани. Там происходит смертельная схватка антигена с антителом со всеми аллергическими последствиями — от насморка до астмы. Последняя доза антигена так и называется разрешающей. Кстати, сейчас приходят к выводу, что разрешающей может быть не только доза (доза — количество чужеродного белка: микроб, сыворотка, пища и т. д.), но разрешающим может быть и «фактор».

Впрочем, мы уже говорили, что холод, ожог и т. д. вызывают образование антигенов. То же — операция (вот почему после нее порою бывает нагноение!). Немалое количество экспериментов уже подтвердило гипотезу о коварной роли аллергии во многих болезнях. Тот же остеомиэлит, который не получался введением только гноя, только микробов, вызывается после предварительной сенсибилизации животного чужеродным белком (например, лошадиной сывороткой).

Лошадиная сыворотка вызвала к жизни антитела. Они подождали немного агрессора. Не дождались. И перешли в ткани. Место наименьшего сопротивления было создано очень легким, очень незначительным поколачиванием по кости в одном месте. Потом разрешающая доза белка (гной, микроб, лошадиная сыворотка). Все! Животное заболело.

А вот какие опыты поставили недавно ученые. Мы уже говорили вначале об экспериментальной модели холецистита, воспаления желчного пузыря. Ввели микробы в пузырь, пузырный проток сузили и… мы уже знаем — ничего не получилось. Но вот предварительно организм животного сенсибилизировали — и гнойное воспаление желчного пузыря налицо.

Те же условия потребовались для возникновения в эксперименте гнойного аппендицита у животного. Червеобразный отросток кролика сузили у места его впадения в слепую кишку и… ничего не получилось. Как правило, воспаление не появлялось. Тогда животное сначала сенсибилизировали все той же лошадиной сывороткой, а потом чуть стянули просвет отростка и… в результате — бурное воспаление.

Теперь поступили иначе. Сначала животное сенсибилизировали. Потом десенсибилизировали, то есть ввели лекарство, которое в состоянии нейтрализовать вещества — продукты аллергической реакции, создающие болезненную ситуацию (в том числе и воспаление) в организме. А уж после этого… опять сузили просвет отростка. И опять, как правило, аппендицит не возникал (все это, конечно, при участии микробов, которых в отростке всегда хватает). Этот красивый опыт, наверное, даже не надо комментировать.

А может быть, все инфекционные заболевания (заболевания, связанные с попаданием микробов, а не только заразные, как считают многие) развиваются лишь на фоне сенсибилизации, аллергического состояния?

Может быть, поэтому эпидемии (а это, как правило, одна партия, один штамм микроба, одинаковой ядовитости, вирулентности) и не бывают всеобщими. …Окажись весь город сенсибилизированным, может быть, чума стала бы поголовной.

ДВА ВОСПАЛЕНИЯ

Воспаление часто является результатом оседания микроба в каком-либо месте организма. Осел микроб. Стал размножаться и начал вредно действовать на ткань. Организм сразу начинает защищаться. Вокруг микробного очага появляется воспаление, играющее роль защитного барьера. Микроб не может выйти за пределы этого барьера. Здесь белые кровяные шарики пожирают микробов. В таких случаях воспаление спасительно. Оно нас защищает.

Но бывает и по-другому. Схватился антиген с антителом. Оба погибли. В результате борьбы выделились отравляющие вещества. Выделились и вызвали воспалительную реакцию. Воспаление есть. А толку от него, пользы — никакой. Это и есть воспаление аллергическое. Очень важно выяснить, для каких болезней какое воспаление характерно. Если в таком-то случае воспаление вызвано микробами, лечение должно заключаться, по-видимому, в борьбе с микробами. Но отнюдь не в борьбе с полезным воспалением! А если, при другой болезни, главное — аллергическое воспаление, можно безбоязненно уничтожать сам воспалительный процесс.

А если (может быть!) микробы то сами по себе и не так уж страшны, как мы думали раньше? Снова мы возвращаемся к этой мысли. Вот еще одно свидетельство в ее пользу. Найдены средства, которые снимают воспалительные процессы (и только). Эти средства, естественно, применяются при аллергических воспалениях, а не при инфекционных. И вдруг… они дали блестящий эффект при классических инфекциях: брюшном тифе, сибирской язве, даже проказе.

Так, может быть, вообще инфекции без аллергии невозможны? А может быть… микроб — это всего только один из симптомов болезни? Нет! — это уж слишком! Микроб виноват! Но одного его просто мало. А, впрочем… Но вернемся к тому, что уже хоть немного известно.
ЧТО ДЕЛАТЬ?

Как можно справиться с аллергией в роли пособника болезни? Надо уничтожать избыток защитных сил, избыток антител в тканях. (Еще раз подчеркнем: антител в тканях!) Это можно сделать, вызвав в сенсибилизированном организме аллергическую реакцию искусственно.

Ввести относительно безвредный антиген. Создать условия, чтобы он встретился в тканях с антителом. Взрыв. Аллергическая реакция. Все антитела, бывшие в избытке, прореагировали, израсходовались. Организм освобожден от лишнего вооружения. Но взрыв легко устроить, да трудно удержать его в определенных рамках. Лучше обойтись без взрывов. Можно вводить не аллергены, а вещества, нейтрализующие действие ядов, что рождаются в борьбе антигена с антителом. Или даже просто повысить количество антител в кровяном русле: тогда антиген не дойдет до тканевого антитела. Его успеют целиком перехватить действующие антитела. Все это называется десенсибилизацией.

В некоторых больницах перед операцией дают либо вещества, повышающие количество антител в крови, либо вещества — нейтрализаторы яда погибающих антител. Если операция может оказаться разрешающим фактором — организм готов к обороне. И это можно опять доказать экспериментом. Если мы после предварительной сенсибилизации — перед введением разрешающей дозы белка при остеомиэлите или перед созданием затрудненного оттока из желчного пузыря — увеличим в крови животного количество антител, воспаление не наступает. Вот так и после операции — не наступает осложнение, или, вернее, для него остается меньше возможностей. Так, может быть, будущее медицины в искусственной десенсибилизации? В упоре на борьбу не с микробами, а с условиями внутри организма, при которых те вызывают болезнь?

Постараемся оставить микробу в науке поменьше места. Вернее, будем его меньше ругать и обвинять. Не пришла ли пора в некоторых случаях реабилитировать микроб? Конечно, проблема еще очень не ясна. Ведь мы не знаем многого и про сами «общепризнанные» антитела. Их трудно увидеть! Точнее, их еще и не видели.

Итак, аллергия — ключ к болезням? Что ж, если вы разрешите пошутить: на пятьдесят процентов все это полет фантазии, но на девяносто доказано экспериментами. А обобщенный вывод со всей определенностью сделать нельзя. Если это так (а мне очень хочется верить, что это так), то при многих болезнях, которые, казалось бы, успешно лечатся, совершенно изменится сам принцип лечения. И оно, быть может, будет занимать час вместо недели теперь.

Очень важно и то, что совершенно новые и очень многообещающие пути открываются перед профилактической медициной — не лечащей болезни, а предупреждающей их.

Автор: Ю. Машкин.

P. S. О чем еще говорят британские ученые: о том, что для того чтобы навсегда позабыть о вреде всевозможных микробов для вашего организма в том числе очень важно и правильное питание. Поэтому что-что, а еда обязательно должна быть качественной и полезной, а если вам хочется чего-то сладкого, то вместо разных калорийных тортов и пирожных стоит заказать, например, popin cookin – популярное японское лакомство, к тому же не только вкусное, но и полезное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *