Влияние Солнца на нашу жизнь

Солнце

Повседневный житейский опыт каждого из нас как будто ничего не говорит нам о влиянии Солнца на земные дела. У нас глубоко укоренилось представление о том, что Солнце чрезвычайно далеко от нас, и это дает многим основание отрицать возможность такого влияния.Между тем еще в конце XVIII столетия известный английский астроном и оптик Уильям Гершель впервые обратил внимание на то, что колебания цен на рожь — а в конечном счете урожайность — совпадают, как это ни странно, с циклической деятельностью Солнца. В XIX веке Фрич установил соотношение между полярными сияниями, которые наиболее часты и интенсивны в период повышенной активности Солнца, и усиленным размножением саранчи.

Возникновение и исчезновение стихийных эпидемий далекого прошлого — чумы, холеры, брюшного тифа и других,— казалось бы, не имело каких-либо причин. Но вот что интересно. Часто одновременно с большими эпидемиями наблюдалось необъяснимое усиление активности в неживой природе: учащались землетрясения, начинали действовать вулканы, проносились необычайные бури, торнадо, циклоны.

Вот любопытные исторические свидетельства: в эпоху знаменитой Юстиниановой чумы, разразившейся в 531- 580 годах в Римских владениях, по словам историков, наблюдалось «сильнейшее развитие всех явлении в природе». Незадолго до эпидемии произошло извержение Везувия, начался период опустошительных землетрясений. В 542 году чума появилась в Константинополе, а в 543 году землетрясения прокатились по всей Европе. В это время астрономы наблюдали, что «Солнце как бы потеряло свой обычный блеск, потускнело».

Таких фактов история накопила огромное множество. Естествоиспытатели всех времен придавали большое значение влиянию внешней среды на живые организмы. Еще в древности была высказана глубокая идея о взаимосвязи всех вещей, процессов и явлений во Вселенной, о существовании «всемирной симпатии».

Современное естествознание необычайно широко раздвинуло представление о пределах внешней среды, включив в нее и мировое пространство, посылающее нам электромагнитные волны разной длины и потоки элементарных частиц. Сейчас под внешней средой наука понимает весь окружающий нас мир с великим многообразием разного рода раздражителей. Такие «раздражители» в большом количестве посылает к нам и Солнце.

Еще древнекитайские ученые обратили внимание на пятна, которые время от времени покрывают поверхность Солнца. Группы солнечных пятен иногда достигают колоссальных размеров. Например, в 1947 году скопление таких пятен занимало площадь, равную 10 миллиардам квадратных километров. В этих солнечных образованиях могли бы мгновенно исчезнуть десятки земных шаров. Не менее поразительны огромные протуберанцы, взлетающие над поверхностью Солнца на сотни тысяч километров со скоростью 700 километров в секунду и частично улетающие в мировое пространство.

Гелиофизика установила существование достаточно строгой цикличности грандиозных явлений на Солнце. Сейчас хорошо известно, что Солнце представляет собой переменную звезду, то есть звезду, которая меняет интенсивность своего излучения каждые одиннадцать лет. Нарастание и спад солнечной активности происходят постепенно. О причинах солнечных циклов высказано много гипотез, но пока нет ни одной достоверной.

С каждой вспышкой Солнце выбрасывает потоки энергии, которые доходят до нас ослабленными, в виде корпускул, частиц высоких энергий и электромагнитного излучения. Астрономы и физики регистрируют в это время увеличение потока космических частиц солнечного происхождения. Установлена зависимость между полной энергией выброса на Солнце (около 1035 эрг) и той, которая падает на поверхность Земли. Эта энергия как будто не так уж велика, но она в миллиарды раз больше той, на которую реагируют органы зрения и слуха человека.

Известно, что появление пятен, извержения протуберанцев, хромосферные вспышки на Солнце вызывают на Земле магнитные бури, полярные сияния и другие аномалии. Влияют они, безусловно, и на биосферу Земли. Зависимость многих биологических явлений от состояния Солнца ныне может считаться установленной. Какие же факты подтверждают это?

Как то я решил проверить, как влияет солнечная деятельность на развитие эпидемий. Начал я с того, что сопоставил статистические сведения о распространении холеры в России в течение ста лет (с 1823 по 1923 год) с показателями активности Солнца за тот же период (по данным Пулковской и Цюрихской обсерваторий). Кривые, построенные на основе тех и других показателей, удивительно совпадали. Подобное сходство кривых в статистике наблюдается тогда — говорит закон больших чисел,— когда одно из явлений есть причина, а другое — следствие или когда оба явления — следствия одной причины; пришлось убедиться, что Солнце как-то влияло на эпидемии. Издавна одной из самых страшных эпидемий была эпидемия чумы, ее называли «великой черной смертью». Чумные эпидемии губили миллионы людей. «Целые селения и города становились пустыми, торговля прекращалась, общественное движение останавливалось». Европа содрогалась от ужасов «черной смерти» до конца XVIII столетия.

Врач во время чумы

Одежда средневекового врача во время чумных эпидемий.

Но эпидемиология чумы не в состоянии была объяснить, почему чумные эпидемии и пандемии распространялись в достаточной степени произвольно. Нельзя было установить зависимости эпидемий от таких явлений, как, например, атмосферные осадки, климат, температура. Гигиенические условия, которые играют в распространении болезней далеко не последнюю роль, и медицинские знания о природе инфекционных болезней были тогда весьма несовершенны. Подобно землетрясениям, эпидемии воспринимались людьми как неотвратимые стихийные бедствия.

При изучении чумных эпидемий по историческим хроникам города Аугсбурга с 1501 по 1650 год мною были получены любопытные данные. Отложив на оси абсцисс годы, а на оси ординат — число случаев смерти от чумы, я получил кривую смертности, а затем, взяв данные из анналов того же города о наблюдавшихся там в те времена северных сияниях, которые, как известно, отражают циклическую деятельность Солнца (максимумы), я отложил эти точки на оси абсцисс. Они удивительным образом совпадали или предваряли по времени максимумы смертности от чумных эпидемий.

Вот другой пример. Рост случаев дифтерии в Дании за период с 1860 по 1911 год совпадал не с максимумами, а с минимумами солнечной активности. Такая «зеркальная зависимость» наблюдалась до того года, как была проведена серотерапия, то есть до 1894 года. С этого времени стихийный ход болезни был приостановлен вмешательством медицины.

Все полученные данные подтвердили, что между деятельностью Солнца и массовыми инфекционными заболеваниями, на которые человек еще не научился воздействовать, существует определенная зависимость. Уже к 1925 году было доказано, что связь между ходом многих эпидемических заболеваний в ряде стран и циклической деятельностью Солнца очень велика, в некоторых случаях близка к 100%.

Данная область знаний получила распространение уже около ста лет назад. Так во Франции были организованы Международная ассоциация космической биологии и позднее Международный институт по изучению солнечных, земных и космических излучений. В чем же причина столь согласованного хода развития процессов на Солнце и эпидемических катастроф на Земле? Что подвергается изменению: организм человека или бактериальные клетки? Чтобы объяснить механизм установленной зависимости, нужно было провести исследования в области микробиологии.

Исследования показали, что и безвредные или, как говорят биологи, «вульгарные», и болезнетворные микроорганизмы отчетливо реагируют на изменения, происходящие на Солнце. Совпадения удалось проследить с точностью до одного-двух дней. Позже казанский врач-микробиолог С. Т. Вельховер провел многолетние исследования. Он наблюдал влияние солнечных пертурбаций на дифтерийные бактерии и на рост дифтероидных коринебактерий — это безвредные для человека микроорганизмы, очень похожие на возбудителей дифтерии. По форме коринебактерин напоминают булаву («коринке» по-гречески — «булава»). На материале свыше 85 тысяч исследований он подтвердил существующую зависимость.

Дифтероидные коринебактерии содержат особые волютиновые зерна, которые обладают свойством при окрашивании давать иногда реакцию «метахромазии». Она состоит в том, что при окрашивании препарата краска разлагается на свои компоненты, и цвет ее изменяется. Например, если окрашивать препарат метиленовой синью, эти зерна становятся не синими, а красными. Степень такой окрашиваемости, то есть «кривая метахромазии», у дифтероидов обычно имеет сезонный характер, зависит от времени года.

Вельховер заметил, что максимум этой кривой совпадает с минимальной заболеваемостью дифтерией. Поэтому он решил: чем сильнее дифтероид при окрашивании синью краснеет (метахромазирует), тем он менее токсичен и более «вульгарен», то есть безвреден. Десятилетние наблюдения С. Т. Вельхопера показали, что в годы подъема циклической активности Солнца дифтероиды становятся как бы еще более безвредными и резко отличаются от опасных возбудителей болезни. И напротив. Достаточно активности Солнца уменьшиться, как сразу у коринебактерий возникают свойства, которые роднят их с возбудителями дифтерии, Усиление этого «портретного сходства» прямо диктуется Солнцем. Одновременно врачи повсеместно регистрируют рост заболевания дифтерией.

Так под микроскопом было обнаружено то, что сначала было выявлено чисто статистическим путем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *