Непобедимый космос. Продолжение.

Космос

Рассмотрим теперь последствия неизбежного и непреодолимого запаздывания сигналов во времени. Контакты между коренным островом и колонистами будут очень скудными. Посланцы, возвратившиеся из путешествия на ближайший остров, смогут сообщить лишь о том, что происходило там пять лет назад. Им никогда не удастся привезти более свежую информацию, а донесения с дальних островов будут уходить в прошлое еще глубже, может быть, далее на столетия. Новостей с других островов никогда не будет — только исторические сведения.

Ни один океанский Александр или Цезарь не сумеет создать империю, простирающуюся за пределы коралловых рифов, окружающих его собственный остров: он умрет, прежде чем наместники получат его приказы. Управлять другими островами, в какой бы форме это ни осуществлялось, было бы совершенно невозможно. Все параллели из нашей собственной истории в данном случае утрачивают всякий смысл. Именно по этой причине научно-фантастические рассказы о межзвездных империях и заговорах становятся чистейшей фантазией без всякой реальной основы.

Попытайтесь вообразить, как развертывались бы события войны за независимость, если бы известия об исходе сражения при Бэпкерсхилле пришли в Англию лишь тогда, когда Дизраэли стал премьер-министром при королеве Виктории, а его срочные инструкции о том, как поступать в сложившейся ситуации, достигли бы Америки лишь в то время, когда Эйзенхауэр был повторно избран президентом. Этого сравнения достаточно, чтобы показать абсурдность всей концепции межзвездной администрации и культуры.

Все грядущие инозвездные поселения будут независимыми, хотят они этого или не хотят. Их свободу надежно защитят время и пространство. Им придется идти своим путем и решать свою судьбу без помощи и без помех со стороны матери Земли.

А теперь продолжим наше обсуждение и рассмотрим очевидное возражение. В самом деле, можно ли утверждать, что скорость света — действительно ограничивающее обстоятельство? Ведь такое множество «непреодолимых» барьеров уже рухнуло в прошлом, может быть, и этот предел разделит участь остальных.

Не будем спорить по этому поводу, не будем приводить причин, в силу которых ученые считают, что ни излучениям, ни материальным телам никогда не удастся перегнать свет. Вместо этого давайте предположим обратное и посмотрим, к чему мы тогда придем. Рассмотрим самый крайний случай, предположим, что скорость передвижения может стать, в конце концов, бесконечной.

Представим себе далекое время, когда с помощью хитроумных совершенных устройств, настолько же превосходящих нашу современную технику, насколько транзисторный приемник превосходит каменный топор, мы сможем достичь любого места мгновенно, затратив усилий не больше, чем нужно для набора телефонного номера. Это действительно приведет к сокращению размеров Вселенной и сведет ее физическую необъятность к нулю. Что же остается?

Все, что действительно имеет значение. Ибо Вселенная имеет два аспекта — масштабы и ошеломляющую, подавляющую разум сложность. Устранив первый аспект, мы лицом к лицу столкнемся со вторым. Его-то нам и предстоит сейчас рассмотреть.

Большинство людей ныне знакомы с простой системой, которую ученые используют для записи больших чисел; ее суть заключается просто-напросто в счете нулей; «сто» записывается, как 10а, «миллион» — как 106, «миллиард»— как 109, и так далее. Этот полезный прием позволяет нам работать с числами любой величины. Даже военный бюджет выглядит достаточно скромным, когда его сумму запишут, как 5,76.109 долларов вместо 5 760 000 000 долларов.

Число солнц в нашей Галактике (в том скоплении звезд и космической пыли, на окраине которого, в одном из самых отдаленных спирально изогнутых рукавов, находится наше Солнце), по оценкам, достигает 10п, или, если записать полностью, 100 000 000 000. Наши современные телескопы позволяют наблюдать примерно 10 других галактик. И нет никаких признаков того, что где-то, даже на предельном удалении, доступном для наблюдения, галактики располагаются реже. Вероятно, во всей Вселенной, по меньшей мере столько же галактик, сколько в нашей собственной Галактике звезд, но давайте ограничимся теми галактиками, которые можно наблюдать. В них должно содержаться в общей сложности 10 в двадцатой степени звезд.

Единица с двадцатью нулями — число, безусловно, недоступное нашему пониманию. И безнадежно даже пытаться постичь его. Однако представить себе его значимость можно с помощью простого сравнения.

Мы только что предположили, что наступит время, когда мы, набрав номер, сможем с помощью какого-нибудь чудодейственного способа передачи вещества очутиться в любом месте космического пространства так же легко и быстро, как сегодня мы вызываем абонента по телефону. Как бы выглядел космический телефонный справочник, если бы его содержание было ограничено солнцами, без всяких попыток перечислить планеты, не говоря уже о перечислении миллионов абонентов на каждой из планет?

Наше фантастическое повествование можно развить и дальше, использовав еще одно следствие появления двадцатизначных телефонных номеров. Подумайте о том, сколь легко будет возникать космический хаос, если, набрав номер 27945015423811906385 вместо номера 27945015243811986385, вы окажетесь совсем не в том конце Вселенной,.. Это не пустячный пример. Посмотрите хорошенько на эти ряды цифр, оцените их весомость и значимость, имея в виду, что они могут понадобиться нам, чтобы сосчитать общее число звезд. А если мы захотим подсчитать еще и количество их планет, то числа возрастут еще больше.

Перед такими числами должны спасовать даже те, чей дух не дрогнул перед величием световых лет. Подробное исследование всех песчинок на всех побережьях мира — гораздо менее необъятная задача, нежели исследование космического пространства.

Итак, мы возвращаемся к первоначальному утверждению. Космическое пространство можно нанести на карты, можно пролететь сквозь него, можно заселить его без определенных границ, но оно никогда не будет побеждено. Когда человечество достигнет вершины развития и Адамово семя рассеется столь же широко, как и звезды, даже тогда мы будет подобны муравьям, ползающим по поверхности Земли. Муравьи рассеялись по всему миру, но разве они завоевали его? И что же об этом мире или друг о друге знают их бесчисленные колонии?

Точно так же будет и с нами, когда мы рассеемся далеко за пределы Земли, ослабляя узы родства и взаимопонимания, довольствуясь неясными и запоздалыми сведениями из вторых, или третьих, или тысячных рук о все меньшей и меньшей части человечества в целом. Хотя Земля и будет пытаться поддерживать связь со своими детьми, но, в конце концов, все попытки ее историков и архивистов потерпят поражение под натиском времени, расстояния и необъятной массы информации. Ибо количество отдельных обществ или наций к тому времени, когда человечество станет вдвое старше, возможно, намного превысит общее число людей, живших на нашей планете.

Мы покинули сферу постижимого в наших тщетных попытках понять масштаб Вселенной; скорее всего так всегда и будет.

Когда вам случится выйти на улицу в летнюю ночь, посмотрите вверх. Почти над головой у вас будет сиять самая яркая звезда северного полушария — Вега из созвездия Лиры. Она удалена от нас на двадцать шесть световых лет. Это совсем недалеко от той области космического пространства, из которой мы, недолго живущие существа, никогда не сможем возвратиться. За рубеж, отмеченный этим голубовато-белым маяком, сияющим в пятьдесят раз ярче нашего Солнца, мы сможем посылать наши умы и тела, но никогда не пошлем наши сердца.

Ибо ни один человек никогда уже не вернется домой из путешествия за Вегу, чтобы вновь приветствовать тех, кого он знал и любил на Земле.

Автор: Артур Кларк.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *