Астрогеография и биосфера. Продолжение.

американцы на Луне

фотографирование ранее не видимой обратной стороны естественного спутника Земли — все эти выдающиеся достижения уже сегодня превращают молодые «астрогеографические» науки из дисциплин сугубо теоретических в области знаний, получающих свою быстро крепнущую экспериментальную базу.

Мы смотрим на голубое небо над нашей Землей, на простирающиеся вокруг нас леса и луга, на бушующие моря и океаны, и нам кажется, что так было всегда. Но ведь на протяжении многих сотен миллионов лет на Земле не было человека, а еще раньше — растений и животных и даже воды и голубого неба… Только солнечные лучи раскаляли тогда, на заре геологической истории, каменистую поверхность нашей планеты. Очень длительная и очень сложная эволюция поверхностных горизонтов земного шара привела к тому, что Земля наша приобрела современный облик.

Этот первый в истории человечества межпланетный полет на Луну оказался в то же время и полетом… в далекое прошлое Земли.

Вспомним, что известно нам сейчас о ближайшем космическом соседе. Луна лишена воздушной оболочки, нет на ней и гидросферы. Не прикрытые атмосферой горные породы раскаляются в течение долгого лунного дня до + 130 градусов, а ночью очень быстро остывают до —150 градусов и ниже. Поверхность Луны прикрыта корой, в составе которой имеются лавы, пористые туфообразные породы, метеорная пыль, метеориты. Биогеносфера на Луне не возникла, и природные условия там непохожи на современные земные.

Но ведь некогда примерно такими же признаками обладала и наша Земля. Поэтому изучение Луны позволит астрогеографам также в какой-то мере «заглянуть» в бесконечно далекое прошлое нашей планеты и представить себе природные условия на ней до возникновения биогеносферы, в период, предшествовавший началу сложнейшей эволюции, обусловившей появление жизни.

Насчет других наших ближайших соседей – Венеры и Марса, все, что мы знаем сейчас о Венере, — планете, очевидно, с жарким и влажным климатом, делает вероятным предположение, что природные условия там такие, при которых возможно возникновение жизни. Ближайшие годы покажут, насколько правильны были эти допущения. Но при любом ответе на этот вопрос изучение Венеры с астрогеографической точки зрения также будет «путешествием в прошлое» нашей планеты, оно поможет понять еще один этап в истории Земли — «дожизненную» фазу развития биогеносферы, или тот таинственный момент, когда на Земле появилась жизнь.

Совсем иное дело — Марс. В отличие от Венеры там господствует «антарктический климат» с крайне низкими зимними и ночными температурами и невысокими положительными — в летнее и дневное время. Скудные запасы влаги еще более усложняют условия обитания марсианских растений. Давно уже было подмечено, что существовать в таких условиях растения еще могут, но для появления жизни требуется совсем иное природное окружение. Сведения, которыми мы располагаем сейчас о Марсе, как будто подтверждают, что биогеносфера его разрушается.

Физическая география, изучающая земную биогеносферу, исследует сложнейшую из всех известных нам эволюций — процесс, обусловливающий постепенное превращение у поверхности планеты неорганических форм материи в органические, вплоть до появления мыслящей материи — человека. Всестороннее познание этого процесса — дело чрезвычайно трудное. Вот почему важно подчеркнуть разностадийность биогеносфер на планетах земной группы. Но самый принцип сравнительного изучения биогеносфер с целью — познать ход процессов, ведущих к конечном итоге к появлению жизни, останется незыблемым и составит еще одну важную проблему астрогеографии.

В частности, уже сейчас можно определенно утверждать, что всякие попытки отыскать жизнь на планетах юпитеровой группы и на Луне бесплодны. Жизнь — всегда лишь следствие, этап в развитии биогеносфер, и там, где их нет, не может быть и самой жизни…

Автор: И. М. Забелин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *