Заморская гостя – холера. Продолжение.

Врачи

Холера столь часто совершала свои опустошительные набеги, что в деревнях даже вели от них отсчет времени. «Земля наша какая — вы сами изволите знать; глина, бугры, да и то, видно, прогневили мы Бога, вот уже с холеры, почитай, хлеба не родит» (Л. Н. Толстой. «Утро помещика). Во время холеры 90-х годов 19-го века снова поползли зловещие слухи о том, что врачи специально морят народ, засыпают живых известью, отравляют колодцы, подсыпают яд в пищу беднякам, собирающимся в чайных. Многие, особенно старообрядцы, отказывались выполнять врачебные предписания. В Саратове двухтысячная толпа громила квартиры врачей и полицейских, сожгла временную холерную, разгромила губернскую и городскую больницы. В Хвалынске был растерзан санитарный врач Молчанов, пытавшийся улучшить водоснабжение.

Писатель Н. Г. Гарин-Михайловский рассказывает, что во время холеры в Астрахани грузчики с судов, стоявших в карантине, желая попасть на берег, запрятались в гробы и были вместе с покойниками привезены на кладбище. Там они выбрались из гробов и, обсыпанные известью, разбежались по городу, еще больше укрепив жителей в мысли о кознях врачей. О подобных же случаях пишет и Н. С. Лесков.

70—80-е годы 19-го века называют «эпохой великих бактериологических открытий». Тогда были открыты возбудители многих болезней — туберкулеза, дифтерии, брюшного тифа. В 1883 году началась сильная холерная эпидемия в Египте. Две научные экспедиции отправились в очаг заразы. Одну возглавлял ученик Пастера Эмиль Ру, вторую — глава немецких бактериологов Роберт Кох. Коху удалось и обнаружить холерный вибрион, и получить чистую культуру, что позволило изучить свойства возбудителя. Вибрион находили в кишечнике погибших от холеры и в водоемах близ очагов инфекции.

Роберт Кох

Однако открытие это было встречено недоверчиво. Немецкий гигиенист Петтенкофер считал, что вибрион, выделенный от больного и не прошедший созревания в почве, безвреден. Почва — вот что играет основную роль в распространении холеры! Чтобы доказать свою правоту, он в присутствии студентов и профессоров выпил живую культуру холерного вибриона. Дело кончилось лишь легким желудочно-кишечным расстройством.

Но ученик Петтенкофера Эммерих, последовавший примеру учителя, заболел тяжелой формой холеры. В 1892 году подобный опыт с благополучным исходом повторили на себе в Париже И. И. Мечников и его молодой помощник Латолье, а ученик Мечникова Жупилль едва не умер.

Столь различные последствия вызывали недоумение. Гигиенист и микробиолог Ф. Ф. Эрисман писал: «Холера представляет собой явление в высшей степени сложное, загадочное… Это… сфинкс, который нас приводит в ужас своим смертоносным взглядом, но которого мы до сих пор понять не можем, несмотря на то, что разгадкой его заняты тысячи ученых во всех странах мира».

Но загадки «сфинкса» все же удалось разгадать. В организм человека холерный вибрион попадает с пищей или с водой. Соляная кислота, входящая в состав желудочного сока, оказывает не него губительное действие. Но при пониженной или нулевой кислотности этот естественный защитный барьер не действует. Кроме того, если вода выпита натощак, вибрион быстро минует желудок и сок не успеет обезвредить его. Бывает, что кислоту нейтрализует щелочная пища, и тогда вибрион благополучно проникает в кишечник, где и начинает размножаться. Таким образом, восприимчивость к холере отчасти зависит от кислотности желудочного сока и характера пищи.

Когда инфекционная природа холеры была окончательно установлена, на Синайском полуострове для задержания паломников с явными признаками болезни была создана специальная карантинная станция Эль-Тор. В 1906 году из кишечника паломников, погибших, как считали, от дизентерии, были выделены вибрионы, напоминающие холерный. Так их и назвали — вибрионы Эль-Тор. Долго считалось, что они безвредны для человека, пока в 30-х годах на острове Сулавеси не вспыхнула болезнь, вызванная именно этим вибрионом. Но до начала 60-х годов холера Эль-Тор не выходила за пределы Сулавеси и потому никаких мер к ее профилактике не принимали. Это оказалось ошибкой: она двинулась в наступление и распространилась по планете. Российский микробиолог Н. Н. Жуков-Вережников предположил, что болезнетворные свойства вибрион Эль-Тор приобрел в результате скрещивания с вибрионом Коха — в кишечнике какого-нибудь паломника вполне могли оказаться одновременна оба вибриона.

Холерные вибрионы выделяют ядовитые вещества, которые разрушают клетки слизистой оболочки тонкого кишечника, всасываются в кровь и отравляют организм. Отравление сопровождается обильным выделением жидкости, поносом, рвотой. Обезвоживание приводит к нарушению деятельности почек, сердечнососудистой и нервной системы и может окончиться смертью. Вибрионы уничтожают антибиотиками, а для остановки обезвоживания вводят солевые растворы. Если все это делается своевременно, человек выздоравливает.

Холера

Самая тяжелая форма болезни — так называемая сухая или молниеносная холера — встречается редко. При ней человек погибает от отравления через несколько часов — еще до возникновения основных симптомов. А бывает, холера протекает в скрытой, бессимптомной форме. Обычно это случается с теми, кто уже переболел холерой или находился в контакте с больными. По этой причине карантинные меры, принимавшиеся в прошлом, часто оказывались неэффективными: вибрионосителей считали здоровыми и не изолировали, а они-то и были передатчиками инфекции.

Эффективную вакцину против холеры создал в конце XIX — начале XX века из ослабленного вибриона ученик И. И. Мечникова русский врач В. А. Хавкин. Он лично привил ее в Индии нескольким десяткам тысяч людей. В начале XX века для иммунизации стали применять вакцины и из убитых вибрионов. Все они, правда, создают невосприимчивость к болезни лишь на несколько месяцев, но этого, например, вполне достаточно, чтобы предохранить от заражения тех, кто отправляется в места, где часто встречается холера. Для кратковременной защиты от возбудителя людям назначают по определенной схеме антибиотики.

А недавно было открыто еще одно лекарство. Японский биолог Исао Кубо выяснил, почему, несмотря на антисанитарные условия, на востоке Африки почти не бывает холеры. Оказалось, что тамошнее население пьет отвар из ягод, листьев и коры одного кустарника. Активный компонент этого экстракта — месанин обладает антибактериальным действием и создает устойчивость к холерному вибриону.

Тем не менее, холеру и по сей день относят к числу особо опасных инфекций. Для борьбы с ней разработаны особые правила. Каждая страна, где зарегистрирован хоть один случай болезни, обязана тотчас известить об этом всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ). В «Еженедельном эпидемиологическом отчете» ВОЗ сообщаются данные о количестве заболеваний по всему свету. За самолетами и пароходами, совершающими международные рейсы, установлен постоянный контроль карантинной службы. Вспышку холеры стараются ликвидировать как можно быстрее, и в основном это удается…

Автор: К. Токаревич, Т. Грекова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *