Вакуумная торакопластика — операция без ножа

вакуумная торакопластика

Появление в аптеках нового препарата — иодинола, или, попросту говоря, синего йода, стало маленькой революцией в медицине. Что же такое этот синий йод и чем он отличается от «рыжего», к которому мы все так привыкли? Иодинол — это обычный йод, соединенный с крахмалом или с порошком, похожим на крахмал,— поливиниловым спиртом. Впрочем, соединение это не что-то сверхновое. Оно давно знакомо даже школьникам. Йод — индикатор крахмала, а крахмал — индикатор йода. Давно знали и о том, что людей, обжегших глотку йодом, надо спасать крахмальной водой: она смягчит ожог, отнимет у «рыжего» йода его «жгучий темперамент»… (А еще иодинол используется, в том числе и в косметической хирургии, в частности в клинике «Время красоты» при вакуумной торакопластике, что это такое читайте далее).

Много лет назад врач, ныне доктор биологических наук Владимир Онуфриевич Мохнач заинтересовался антибактериальными свойствами синего йода. Проведенные им длительные экспериментальные и клинические исследования подтвердили предположения ученого. «Рыжий» йод, став синим, утрачивает свои «жгучие» свойства, но сохраняет главное качество — беспощадность к микробам. Оказалось, что синий йод можно пить, полоскать им горло, его вводят также и внутривенно. Замечательно и то, что из одной чайной ложки «рыжего» можно сделать целый стакан синего, равному ему по силе.

Препарат очень эффективен при лечении дизентерии, хронических гастритов, женских заболеваний. Им также лечат конъюнктивиты, циститы… Ему подвластны и те недуги, которые прежде вовсе не поддавались лечению. Например, кандидозы (грибковые заболевания), вызванные неумеренным применением антибиотиков, затяжные ангины-тонзиллиты.

Синий йод не обжигает ткани — он прекрасный врачеватель ожогов, термических и химических. Облегчая страдания человека, он не оставляет обезображивающих рубцов, помогает ткани в ее регенерации, да и срок лечения намного сокращается. Хорош синий йод при ряде послеоперационных осложнений для промывания инфицированных ран, заживлении трофических язв. Не нахвалятся им и в родильных отделениях, где акушерки, принимая новорожденных, попросту моют в иодиноле руки.

Я хочу рассказать, как иодинол в сочетании с аппаратом, сконструированным врачом Алексеем Матвеевичем Епифановым, спас множество людей, десятками лет носящих в межплевральных полостях огромные скопления гноя — результат «залеченного» туберкулеза, огнестрельных ран, хирургических операций на легких, частых пневмоний. Епифанов один из первых применил иодинол для лечения туберкулезной эмпиемы.

Для того чтобы излечить эмпиему, нужно отсосать гной. Делают это разными способами: шприцем, аппаратами Патена, Боброва, водоструйным насосом. В результате гной отсасывается, но только частично. Дело в том, что полностью его не отсасывают — считается, что это опасно: в результате сильного разрежения в полости могут возникнуть кровотечения, разрывы ткани легкого, воздушная эмболия, пневмональный шок.

Считается также, что создаваемый «вакуум» не должен быть ниже 700—600 мм ртутного столба. Удалив частично экссудат, больному вводят антибиотики — пенициллин, стрептомицин, а также сульфаниламиды. В результате подобного метода лечения выздоровление наступает не всегда, часто наблюдаются случаи консервации болезни на долгие годы.

Есть в лечении эмпием один радикальный способ — хирургический. Но вся беда в том, что хирурги сами только в 30—40 случаях из 100 предлагают больным операцию, а остальным отказывают из-за преклонного возраста, необратимых изменений внутренних органов, отравленных хроническим сепсисом. Но даже те, кому не противопоказано хирургическое вмешательство, далеко не всегда решаются на операцию. Ведь так называемая торакопластика, связанная с удалением ребер, или плевроэктомия — частичное удаление плевры — тяжелая операция.

Хирург А. М. Епифанов, автор аппарата, создающего в болезнетворных полостях «абсолютный вакуум», преодолел вековую грань запрета на создание в плевральной полости подобного «вакуума». С помощью присоединенного к аппарату манометра Епифанов дозирует «вакуум» от процедуре к процедуре в соответствии со специально разработанной таблицей болевой адаптации.

Применение высокого «вакуума» в сочетании с иодинолом привело к значительному сдвигу в лечении туберкулезных плевритов. На сотнях больных было доказано, что полное извлечение гноя из плеврального «мешка» не наносит никаких травм даже ригидному — утерявшему пластичность — легкому, а тем более это не может повредить эластичному легкому, которое расправляется прежде, чем вакуумный насос создает «абсолютную пустоту».

Иодинол, введенный в полость, где создано высокое разрежение, вспенивается, увеличивает свой объем до 7 тысяч раз, превращается в пузырьки, пар, газ, в аэрозоль. Это новое состояние позволяет ему глубоко проникать в пораженные ткани, обеспечивая теснейший контакт с микробами, грибками и туберкулезными бактериями. Введение иодинола с помощью вакуумного аппарата значительно повышает активность препарата, который буквально обволакивает и пронизывает инфицированную ткань. В результате внутренние листки плевры стягиваются, что приводит, в конце концов, к сращению листков и полному выздоровлению.

В амбулаторных условиях вакуумная пункция может ежедневно длиться до двух часов, а в стационаре до шести часов и болёе. Чем дольше контакт иодинола с инфицированной плеврой, тем быстрее наступает излечение. Кроме того, высокий «вакуум» в плевральной полости приводит к смещению внутренних органов — средостения и брюшной полости — в пораженную сторону, как бы заклинивая больную полость. Это и есть не что иное, как «вакуумная торакопластика» — операция без ножа! В последнее время вакуумную торакопластику стали применять даже в косметической хирургии.

Автор: Георгий Балдыш.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *