Первая «полезная модель». Метод «феноменального прорыва» или инновационная технология развития эффективной памяти у детей.

Талантливый ребенок

Сфера применения «полезной модели» – детская психология. Направление в детской психологии – инновационные методы развития феноменальной памяти у детей. Практическая реализация: центры раннего развития, дошкольные учреждения закрытого типа (интернаты), самостоятельное образование детей в эко-группах, монастырях и в домашних условиях. Основной базис модели – путём задержки грамматической речи выйти на «феноменальный прорыв» понимания большого количества вербальных слов.

В настоящее время в психологической литературе описаны четыре основные модели памяти: а) интеллектуальная или логическая, б) эйдетическая или мнемоническая, в) феноменальная или стопроцентная и г) фотографическая или голограммная. На практике повсеместное развитие получила только первая модель памяти, основанная на аналоговом способе запоминания. Интеллектуальная память, в условиях резко возросшего потока информации, оказалась малоэффективной и даже вредной при развитии креативного, а тем более феноменального мышления. Существует более прогрессивная, так называемая «эйдетическая память», основанная на образных ассоциациях.

Но метод эйдического запоминания получил слабое распространение по причине нашего интеллектуально развитого мышления. Наше мышление основано не на образных ассоциациях, а на сугубо логических конструкциях. О феноменальной или стопроцентной памяти сегодня пишут многие авторы, работающие с глубинным подсознанием, но сам метод эффективного запоминания так и не найден. Есть лишь только отдельные примеры людей с феноменальной памятью.

Например, в настоящее время на Украине живёт человек-феномен имеющий псевдоним «доктор Пи» (А. Слюсарчук). Он чемпион мира по запоминанию бесконечного числа «пи» (3,14 ….) после запятой. Фотографическая память считается более высоким феноменом, чем память феноменальная. При фотографической памяти человек (Шерешевский С.В. из лаборатории профессора А. Лурия) смотрит на печатный лист в течении 2 – 3 секунд, и потом по памяти может воспроизвести текст со 100% результатом. Он уже не читает текст, как при интеллектуальной памяти, и не сканирует его, как при памяти феноменальной, а просто «фотографирует» печатный лист. Мои долгие поиски инновационного метода запоминания привели к грустному выводу. Наше интеллектуальное образование состоит из трёх уровней развития: дошкольное (грамматическое), школьное (знания) и высшее (профессиональное).

Такое, самое правильное образование для людей пятой расы, навсегда убивает в нашей психике способность работать с глубинным подсознанием. Другими словами, взрослый интеллектуально образованный человек обречён на пользование лишь только логической памятью. Максимум, чего его можно научить – это образной или эйдетической памяти, да и то в примитивном варианте (на уровне логических ассоциаций). Другое дело дети! Особенно те, у которых ещё не развита грамматическая речь (возраст до двух лет). Глубоко изучая развитие детской психики ребёнка в достаточно коротком промежутке времени (от 1,5 до 2 лет), я заметил странную закономерность, претендующую на целое открытие в детской психологии.

В Интернете я часто встречал статьи о детях-аутистах с феноменальной памятью. Аутизм – это детское заболевание, связанное с задержкой речи. В основном дети-аутисты, даже после выздоровления, остаются «заторможенными» на всю жизнь. В тоже время, очень малая часть всех аутистов (3-5 %) непонятным образом приобретают феноменальные способности. Одни дети слово в слово готовы повторить (когда речь откроется) однажды прочитанную им сказку. Другие, в любое время по своему внутреннему экстрасенсорному чувству, могут назвать точное время. В данном контексте в таких детях аутистах нас интересует только их феноменальная память, для того чтобы выйти на «искусственный аутизм» у обычных детей. Глубокое изучение развития психики таких детей привело меня к следующему революционному выводу. Задержка речи у них происходит в связи с неспособностью соединить отдельные слова в целое предложение. Поэтому у них страдает коммуникативная функция (общение с взрослыми), и они замыкаются в себе. Таким образом, мы выходим на целое открытие в детской психике феноменальной памяти, путём торможения развития грамматической речи до трёх лет.

Если отказаться до трёх лет развивать в психике ребёнка грамматическую речь, а усиленно заняться развитием эйдо-феноменальных задатков, то вполне возможно открыть в детской психике феноменальную память при помощи инновационного метода – «феноменального прорыва», претендующего на революционный переворот в системе образования детей дошкольного возраста. В детской психологии существует такое понятие как «феномен открытия ребёнком слов» (теория В. Штерна). Согласно теории Штерна первое слово ребёнка является фундаментальным шагом в его развитии. Ребёнок делает величайшее открытие в своей жизни – «Всякая вещь имеет название!». После этого открытия, в возрасте 1,8 –2,5 лет, происходит резкий скачкообразный рост детского словаря. Ребёнок с интересом запоминает много слов. Теория внезапного открытия ребёнком слов (В.Штерн) подвергалась как критике (Л. С. Выготский), так и развитию (К.Брюллер, А.Валлон).

В настоящее время детские психологи о теории Штерна вспоминают очень редко по причине слабой доказуемости того, что происходит с детской психикой при скачкообразном увеличении детского словаря. Теория феноменального «прорыва» предлагаемая автором, является продолжением теории Штерна. Вернее, одним из вариантов или моделей теории внезапного открытия ребёнком слов. Согласно предлагаемой теории (практическая реализация теории осуществляется через метод «феноменального прорыва»), ребёнок в своей психике имеет первичные образно-чувственные (эйдо-феноменальные) задатки. Первичными они называются потому, что они генетически заложены в психике ребёнка. А вот интеллектуальные задатки являются производными от первых, т.е. вторичными. Они развиваются уже на базе первичных задатков, т.е. развитых образов и чувств.

В классической системе образование мы учим ребёнка «связывать» слова с их образами. При появлении двух – трёх десятков отдельных слов мы сразу переходим к формированию грамматических навыков, которые вначале формируют интеллект ребёнка, а потом и интеллектуальную память. Теория «феноменального прорыва» гласит о том, что от одного года и приблизительно до двух лет мы должны, прежде всего, развивать в детской психике образно-чувственное восприятие для того, чтобы подготовить эти первичные задатки к «феноменальному прорыву». Сам процесс «феноменального прорыва» в детской психике состоит из трёх этапов. Вначале, мы обучаем ребёнка трем вербальным словам, потом пяти, дальше восьми – десяти. Слова должны быть только предметно-образного значения (имя существительное). Это обучение даётся нам достаточно сложно по причине: а) невнимательности со стороны ребёнка, б) недопонимания того, что от него хотят и в) сложности самого запоминания, когда ребёнок путается в ответах.

Но мы настоятельно продолжаем «нагружать» психику ребёнка простыми словами. И вот наступает момент второго этапа – теперь уже практической реализации теории или метода «феноменального прорыва». Ребёнок непонятным образом начинает запоминать большое количество слов. То, что в теории Штерна именуется «открытием ребёнком слов». Главное, не пропустить этот очень тонкий момент в развитии психики ребёнка. Мы должны: а) заинтересовать ребёнка в обучении, б) вывести феноменальное обучение на достаточно стабильный уровень и в) имея задатки феноменальной памяти в психике ребёнка, не «скатиться» к привычной для нас грамматической речи. В предлагаемом методе «феноменального прорыва», до трёх летнего возраста запрещена любая тренировка грамматической речи.

Как только мы начинаем развивать грамматическую речь, феноменальная память ребёнка быстро превращается в память интеллектуальную. Этим фундаментальным, можно сказать революционным фактом, метод «феноменального прорыва» коренным образом отличается от других методик эффективного запоминания, в том числе и от теории Штерна. На втором этапе развития феноменальной памяти, ребёнок запоминает много новых слов, но по различным причинам может ошибаться в их правильности. А вот третий этап «феноменального прорыва» характеризуется стабильным стопроцентным результатом запоминания. Когда мы достигнем стабильного результата феноменальной памяти, где-то в районе трёхлетнего возраста, можно переходить к развитию грамматической речи.

Продолжая, уже на грамматической речи, тренировать феноменальную память ребёнка. Сама инновационная технология развития феноменальной памяти выглядит таким образом. Сначала, мы учим ребёнка связи между вербальным словом (произнесённым матерью) и предметом из его окружения («ложка», «чашка», «кукла»). Дальше, мы предметы заменяем картинками. Мама говорит ребёнку: «Покажи куклу!». Имеется в виду куклу на картинке. Ребёнок должен уметь безошибочно находить правильный вариант из трёх предложенных (из трёх картинок). Потом – из четырёх. И так дойти до десяти картинок. Таким образом, в процесс обучения мы включаем два полушария мозга ребёнка.

Слово, произнесённое родителем, в психике ребёнка формируется в левом полушарии. А сам образ на картинке – в правом. Продолжаем увеличивать количество картинок, наблюдая трудность ребёнка в их запоминании. Грамматическая речь при этом полностью исключена. Допускается употреблять лишь только простые глаголы («Дай!», «Покажи!»). Наконец наступает момент, которого мы так долго ждали. Наш ребёнок начинает запоминать большое количество картинок – момент «феноменального прорыва». В конечном итоге, мы должны выйти на стопроцентную эффективность запоминания. Потом, также на картинках, мы можем написать цифры и научить ребёнка феноменальной математике. Предлагаемая технология развития феноменальной памяти имеет довольно простую схему, позволяющую родителям даже без специального (психологического) образования, в домашних условиях открыть в психике ребёнка максимально-эффективную (стопроцентную) память.

Сложность состоит в самом процессе доведения психики ребёнка до момента «феноменального прорыва», без включения в процесс обучения грамматической речи. Если обучению грамматической речи заниматься до момента «феноменального прорыва», то мозг ребёнка достаточно быстро перестроиться на левополушарное (интеллектуальное) мышление. Так ему проще. Задача родителей – довести работу мозга ребёнка до уровня стабильной феноменальной памяти. После чего приступить к развитию «второй сигнальной системы» (грамматической речи), по учению академика Павлова. Поскольку феноменальная память основана на эффективной работе двух полушарий мозга, тем более в режиме расслабленного (тотального) альфа-внимания, то в плане ментальной нагрузки на психику ребёнка, она безопаснее интеллектуальной памяти, предполагающей работу мозга в одном (левополушарном) формате с использованием бета-внимания.

Преимущество феноменальной памяти по сравнению с памятью интеллектуальной можно даже не обсуждать. Ведь интеллектуальная память, основанная на поверхностном и сознательном схватывании информации, имеет к.п.д. в пределах всего лишь 20-30%. В то время, как феноменальная память, при работе на уровне глубинного подсознания приближается к 100% результату. Феноменальная память – это память для детей новой формации, живущих в глобальном мире информационного бума. Делаем вывод о первой модели феноменального обучения. Мы обучили ребёнка запоминать вербальные слова с картинками в большом количестве, путём «феноменального прорыва» на уровне глубинного подсознания его психики. «Первая модель» является начальной ступенью к переходу к «второй модели» – феноменальному запоминанию большого количества слов в печатном формате памяти у своих детей по программе «Букварь Тота».

Автор: Александр Гален. Креативный психолог. Разработчик школы «Развитие 3-F потенциала».

P. S. О чем еще думают британские ученные: о том, что также для развития эффективной памяти у детей могут помочь специальные развивающие игры для девочек и мальчиков. Ведь не секрет, что дети во много раз лучше воспринимают все именно в игровой форме.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *