О победе над бешенством. (Памяти Луи Пастера). Продолжение.

микроб

Работая над изучением болезни куриной холеры, исследователь встретился с фактом, определившим все направление его дальнейшей деятельности. Оказалось, что микроб куриной холеры можно культивировать в бульоне. Одной капли такого бульона достаточно, чтобы заразить и убить курицу. Каплей этого же бульона можно заразить и новую среду. Так, повторяя сотни раз этот опыт, получают не менее ядовитый бульон, чём предыдущие. Однако при одном условии: время истекшее от момента заражения каждого последующего бульона, не должно превышать сутки.

Но вот однажды, прививая курице холеру, Пастер решил воспользоваться бульоном, простоявшим некоторое время в пробирке, заткнутой ватой. Курица осталась здоровой, несмотря на введенный микроб холеры. Это заинтересовало ученого. Продолжая дальнейшие опыты, он выяснил, что заразное воздействие по желанию можно то ослаблять, то усиливать, делая его или безвредным, или смертельным. При этом средство для достижения таких изменений крайне простое. Если культуру микроба хранить в запаянной стеклянной пробирке, ядовитое свойство, или вирулентность микроба полностью сохраняется. Но если эту культуру поместить в пробирку, куда проникает воздух, то чём дольше она стоит, тем более ослабляются ее ядовитые свойства.

А что, если такую ослабленную культуру куриной холеры привить курице? Ведь, переболев однажды заразной болезнью, вновь, как правило, ею не заболевают. Значит, в организме сохраняются какие-то вещества, которые оказывают сопротивление бациллам. Произведенные опыты подтвердили правильность предположения: привитые предварительно ослабленной культурой холеры куры оказались почти невосприимчивыми к смертельной культуре.

Если подобные эксперименты дают нужный эффект у птиц и животных, то, может быть, их можно перенести и на человека? Ведь предохраняет же людей привитая им ослабленная оспа от заболевания натуральной оспой? Почему же не распространить такую предварительную прививку на все инфекционные заболевания?

Так было сделано величайшее открытие превращения смертельного яда в его противоядие. Такие прививки Пастер предложил назвать по примеру оспы вакцинацией. Вот это-то целое открытие, уже успешно примененное им при предохранении от сибирской язвы, ученый решил использовать при поисках средства для предохранения от бешенства. Убедившись после многочисленных опытов, что яд бешенства находится в нервной системе, он решил его ослабить, как ослаблял до этого возбудителей Куриной холеры, сибирской язвы и других инфекционных болезней. Последовала одна за другой целая серия опытов. Измельченный мозг погибшего от бешенства кролика вводили в мозг здорового животного. Кролик немедленно погибал. Кусочек мозга последнего вводили третьему. Результат тот же. И так много десятков раз.

Однако было замечено, что если первое животное погибало через 19 суток, то последующие погибали раньше. Так, например, сотое животное умерло на седьмые сутки. Это был самый эффективный вирус — с более коротким и постоянным сроком действия. Пастер назвал его фиксированным. Чтобы сделать фиксированный вирус безопасным, ученый высушивал препарированный мозг кролика. Чем больше он высыхал, тем слабее было потом действие вируса на кроликов. Такой привитый собакам ослабленный вирус делал их невосприимчивыми к сильному вирусу и даже к укусу бешеного животного. Так был получен материал для предохранительных прививок против бешенства.

Но это еще половина решения вопроса. Как применить новое средство? Необходимо было разработать методику введения полученной вакцины. Для этого Пастер решил использовать скрытый период развития болезни. Нескольким здоровым собакам был введен под кожу кроличий вирус, высушивавшийся 14 дней. В последующие дни им вводили вирус, высушивавшийся от l4 до одного дня. А в конце этой процедуры ввели обычный вирус, полученный из невысушенного мозга бешеной собаки. Ни одна из собак не заболела.

Надо было решить еще один важный вопрос: действует ли прививка после укуса? Все последующие опыты над собаками и кроликами, укушенными бешеными животными, дали положительный результат. Следовательно, это уже было средство не предупреждения, а прямого излечения от страшной болезни.

Но так ли оно будет действовать на человека, как на животных? Окажется ли оно спасительным или же вызовет наступление болезни? И хотя опыты на животных уже давали уверенность в правильности избранного пути, однако сомнения не покидали ученого.

Судьбу открытия решил первый же представившийся случай. 4 июля 1885 года по дороге в школу 9-летний мальчик Жозеф Мейстер подвергся нападению бешеного животного и получил несколько ран. 6 июля мать с ребенком явилась в лабораторию Л. Пастера. Только близкие к Пастеру люди знали, чего стоил ему этот промежуток времени от 6 июля, когда была сделана первая прививка, до 26 октября 1885 года, когда, выждав все сроки возможного возобновления болезни, он сделал свое сообщение Академии наук: мальчик, обреченный на смерть, был спасен.

Луи Пастер

Победа над бешенством! Весть о чудесном исцелении ребенка облетела весь мир. И вот в, лабораторию Пастера начали съезжаться больные из разных стран мира: из Франции и Германии, из Италии, Польши, России.

Казалось бы, успех обеспечен, но одно событие чуть было не погубило успешного начинания: 9 ноября 1885 года к Пастеру привезли больную 10-летнюю девочку Луизу Пеллетье. Оказалось, что с момента, когда она была искусана бешеной собакой, прошло 37 дней.

— Отчего вы не привезли ее раньше — невольно вырвалось у Пастера. Он предвидел бесполезность своего вмешательства. Но каковы бы ни были сомнения, перед ученым был больной ребенок, которого ожидала неминуемая и ужасная смерть. Лечение прошло благополучно, и сотрудники лаборатории уже начинали надеяться на успех. Однако 3 декабря девочка погибла.

Шквал тяжелых обвинений обрушился на ученого. Газеты подняли ужасную шумиху: «Пастер — убийца!», «Пастер отравитель!», «Пастер заражает бешенством здоровых людей!». Грязные выпады, ложные телеграммы с сообщениями о смерти ранее лечившихся пациентов, заявления медиков, что химик не может лечить людей, и так далее…

Больной, изнуренный тяжелой работой, истерзанный сомнениями, Пастер тяжело пережил эти дни. Но отступать было нельзя. Надо было спасать людей. И новая победа не заставила себя ждать. К 1 марта 1886 года уже 350 человек, укушенных в разных районах земного шара бешеными животными и привезенных к Пастеру, были спасены от неминуемой смерти. Примерно в это же время из далекой России в Париж прибыли 19 русских крестьян, жестоко искусанных бешеным волком. И, несмотря на то, что с момента нападения волка прошло 15 дней — а это уменьшало шансы на спасение, — 16 человек были спасены пастеровскими прививками.

26 июня этого же года открылась первая в мире станция для прививок против бешенства. Это было у нас, на Украине, в Одессе. Основателем ее явился великий украинский ученый И. И. Мечников, а его ближайшими соратниками — Н. Ф. Гамалея и Я. Ю. Бартах.

Прошло больше века. Ныне во всех странах мира имеются учреждения, спасающие десятки людей от страшного заболевания. Они называются в честь замечательного ученого-экспериментатора, память о котором навсегда сохранит благодарное человечество, пастеровскими станциями…

Автор: М. М. Левит.

P. S. О чем еще говорят британские ученые: о том, что о жизни талантливого ученого Луи Пастера можно было снять интересный документальный, а то и художественный фильм. И уж тогда бы новинки кино обогатились бы еще одним кино шедевром.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *