Экспериментальный «алкоголизм»

алкогольная зависимость

В старинной арабской легенде рассказывается, как некий алхимик в поисках философского камня случайно обнаружил опьяняющее действие этилового спирта. Изумленный его поразительными свойствами прогонять печаль и вызывать бодрость, алхимик решил, что ему удалось открыть «эликсир жизни». В этой легенде изложена сущность первоначальных воззрений на алкоголь как на чудесную «воду жизни» (Aqua vitae). Но постепенно люди убедились, что за преходящие радости опьянения человек, в конце концов, расплачивается горьким похмельем, болезнями и нуждой.

Хвалебные гимны сменились проклятиями в адрес этого «великого лжеца». Было доказано, что пьянство ведет к тяжелым заболеваниям, сокращает продолжительность жизни в среднем на 10 лет, является важнейшей причиной катастроф, преступлений, распада семьи, причиняет колоссальный экономический ущерб.

Чем же определяется стремление употреблять спиртные напитки и что способствует развитию алкоголизма?

Мотивы, побуждающие людей прибегать к опьянению, разнообразны. Человек пьет потому, что пьют другие, пьет при свидании и при разлуке, пьет для утоления голода и для возбуждения аппетита, для того, чтобы согреться, и для того, чтобы освежиться, с целью прогнать сонливость и для того, чтобы улучшить сон, с горя и с радости и так далее.

Такими же психологически понятными причинами пытались в прошлом объяснить и те формы тяжелого пьянства, которые свойственны алкоголикам. При этом уделялось особое внимание тяжелым душевным переживаниям. Другая, не менее старая концепция сводила проблему алкоголизма к порочности и греховности, а несколько позднее во главу угла была поставлена распущенность и слабоволие.

На этих теориях строились одно время и меры борьбы с пьянством: религиозные проповеди, суровые наказания, моральное осуждение, призывы к сдержанности, умеренности, совести и чести. Однако все эти меры давали весьма незначительные результаты. Несмотря на все торжественные обещания и самые хорошие намерения, пьяницы никак не могли научиться пить «умеренно». Мало-помалу ученым, стремящимся разобраться в хаосе «поводов» к пьянству, стало ясно, что следует четко различать «обычное» («умеренное») потребление спиртных напитков, которое распространено повсеместно, и болезненное влечение к алкоголю, возникающее при алкоголизме.

Оказалось, что сущность последнего заключается именно в этом влечении, а не в большем количестве употребляемых спиртных напитков или «слабости воли». Обычное «бытовое» потребление спиртных напитков определяется социальными факторами и социально-психологическими закономерностями (традиции, подражание и так далее). Здесь, по существу, нельзя говорить о «влечении» к ним. Алкогольные напитки используются лишь как средство повышения настроения, как суррогат эмоциональных переживаний.

Развивающийся впоследствии у некоторых лиц алкоголизм приводит, однако, к определенным изменениям в организме. Длительное отравление этиловым спиртом нарушает работу мозга, течение обменных процессов, ведет к поражению нервных клеток и внутренних органов, различным болезненным явлениям и психическим расстройствам. Возникающие при этом биологические сдвиги сопровождаются привыканием организма к алкоголю и характерным изменением (извращением) реакций на его введение и лишение.

Среди различных проявлений извращенной реакции на алкоголь важнейшее место принадлежит различным формам болезненного влечения к нему. Сюда относятся: «потеря контроля» над количеством потребляемого алкоголя (когда, начав пить, алкоголик не может остановиться) и потребность в опохмелении, вынуждающая употреблять наутро какую-то дозу спиртного для того, чтобы подавить мучительные ощущения в сердце, желудке, смягчить тревогу, дрожь в руках. Помимо этих форм влечения, возникающих вторично, то есть после злоупотребления алкоголем, существует «первичное», так называемое «психологическое», влечение (или «психологическая зависимость»). Эта периодически возникающая тяга к спиртному сопровождается тревогой, беспокойством, расстройством аппетита и сна. Она побуждает алкоголика к выпивке, несмотря на все тягостные последствия для него самого, его семьи и положения в обществе.

Джек Лондон в своей автобиографической повести «Джон Ячменное Зерно…» образно рисует путь постепенного развития пристрастия к алкоголю. «Я превратился в великолепный ходячий спиртовой факел. Он питался собственным жаром и разгорался все настойчивее. За весь день я не знал минуты, когда мне не хотелось бы пить. Я начал прерывать работу на середине, чтобы выпить бокал после пятисот написанных слов. Вскоре я стал выпивать и перед тем, как приступить к работе… Мой мозг не в силах был думать о чем-либо, кроме одного, что там, в другом конце комнаты, в винном погребце стоит «Ячменное Зерно…». Все время, пока я писал, мучительная тяга не покидала меня… Какой ужас! Если хмель мог до такой степени поработить меня, не алкоголика по природе, как же должен страдать настоящий алкоголик…»

Современные методы лечения алкоголизма не ликвидируют указанную «извращенную реакцию» на алкоголь и не предотвращают появления «психологического влечения». Врачи, используя условно-рефлекторные методы, психотерапию и другие средства, пока стремятся лишь добиться воздержания алкоголика от спиртных напитков. Но, как известно, это удается далеко не всегда. Как давно заметил врач А. А. Певницкий, самое трудное — заставить алкоголика жить трезвым среди пьяниц. Попадая в привычную микросреду (пресловутую «компанию»), алкоголик ежедневно подвергается соблазнам, устоять перед которыми ему весьма трудно, тем более что у него зачастую нет твердого внутреннего желания противостоять им. Он успокаивает себя соображением, что теперь-то он научен горьким опытом и попробует лишь «самую малость». Тяга к спиртному в форме «психологической зависимости», однако, не исчезла. Она усиливается после неприятностей, ссор. И стоит алкоголику после лечения вновь употребить даже небольшую дозу алкоголя, как у него вновь вспыхивает влечение к алкоголю, забытыми оказываются все хорошие намерения, и начинается вновь тяжелое пьянство.

Совершенно ясно, что только углубленное изучение биологических механизмов привыкания и влечения к спиртным напиткам должно помочь найти более эффективные способы лечения алкоголизма.

Не касаясь социологических, психологических и психиатрических вопросов, рассмотрим вкратце некоторые результаты изучения этих механизмов. Физиологические теории базируются на том, что в основе алкоголизма лежит биологическая «недостаточность» (приобретенная или врожденная). С этой точки зрения алкоголь временно нормализует физиологические процессы в организме. Большинством авторов оспаривается гипотеза о наличии определенного предрасположения к алкоголизму, свойственного якобы лицам с так называемым астеническим телосложением, пониженной активностью некоторых желез внутренней секреции (гипофизарно-надпочечникового аппарата, половых желез) и особым типом обмена веществ.

Генетические исследования свидетельствуют лишь о том, что речь может идти о наличии в некоторых случаях наследственно обусловленной неспецифической «уязвимости» в отношении алкоголя, проявляющейся, однако, при наличии соответствующего отрицательного влияния среды.

В результате большого количества физиологических и биохимических исследований был уточнен характер вызываемых хронической алкогольной интоксикацией нарушений высшей нервной деятельности, изменений электрической активности мозга, расстройств углеводного, жирового, белкового, водного и минерального обмена, особенности поражения печени, эндокринной системы и так далее. Однако многие биологические закономерности, определяющие возникновение привыкания и болезненного влечения к спиртным напиткам, остаются еще неясными.

В плане проверки биологических теорий «влечения» большой интерес представляет так называемый «экспериментальный алкоголизм» у животных. Еще сотрудница И. П. Павлова — М. К. Петрова, а позднее ученый М. А. Гольденберг и его сотрудники приучали собак пить раствор спирта и наблюдали у них явления, напоминающие похмелье у человека. Затем удалось вывести некоторые линии крыс, которые «предпочитали» раствор этилового спирта сладкой воде.

Учеными предложен также ряд методов, с помощью которых у крыс, «предпочитавших» раствор сахара, можно вызвать «влечение» к алкоголю. Так, американский ученый Уильяме и чилийский ученый Мардонес с сотрудниками установили, что если исключить из питания крыс некоторые вещества, в частности витамины группы В, это вызывает у них потребность в алкоголе. В ряде работ было показано, что такого рода «влечение» можно вызвать и другими путями: вводя крысам хлористый натрий, препараты, вызывающие гибель печеночных клеток, гормоны, подавляющие активность щитовидной железы или снижающие уровень сахара в крови. Однако надежды авторов этих работ излечивать алкоголизм у людей, применяя соответствующие витамины, гормоны и другие препараты, влияющие на обмен веществ и функции печени, не оправдались. Недостаток всех этих исследований — это игнорирование регулирующей роли нервной системы. Отсюда попытка свести сущность такого сложного явления, как влечение к алкоголю, к нехватке в организме какого-то определенного вещества или поражению какого-то одного органа.

Более близки к «человеческому» алкоголизму «модели», с помощью которых у животных вызывают «экспериментальный невроз» и состояние тревоги. Достигается это путем создания «конфликтной ситуации», с помощью болевых воздействий, холода. Изучение результатов всех этих исследований говорит о том, что «потребность» в этиловом спирте может быть вызвана различными способами. Чем же это объяснить?

Успехи современной нейрофизиологии позволили установить, что у человека существуют нервные центры, которые контролируют разнообразные процессы обмена веществ, деятельность желез внутренней секреции и внутренних органов. Эти же центры, тесно связанные с корой головного мозга, управляют настроением (эмоциями) и различными влечениями: к пище, к воде и другим.

Как показал американский исследователь Олдс, а затем и другие физиологи, эти центры тесно связаны с двумя системами: «удовольствия» («поощрения») и «неудовольствия» («наказания»). Если раздражать систему «удовольствия» электрическим током, то животное и человек испытывают радость, блаженство, которые они стремятся ощутить вновь и вновь. Напротив, раздражение второй системы вызывает противоположный эффект: страх, тревогу, которые живые существа стремятся избежать.

Все эти врожденные системы участвуют в поведении. Последнее, однако, зависит от меняющихся условий внешней среды. В процессе индивидуального развития образуются сложные условные рефлексы, обеспечивающие приспособление организма к среде, а человека к социальным условиям.

Поскольку влечение к алкоголю может быть вызвано путем изменения обмена веществ, нарушения работы желез внутренней секреции и воздействием на «эмоции», то не является ли подобное влечение следствием изменения активности систем головного мозга, регулирующих все эти сложные процессы?

С целью проверки этого предположения учеными проводились в течение ряда лет разнообразные эксперименты. Крысам вживляли электроды в различные участки мозга, в том числе и в систему «наказания». Затем их помещали в клетки, где им предлагался свободный выбор между водой, раствором глюкозы и спирта. После этого отбирались животные, пившие только глюкозу или воду. Этим отобранным животным раздражали электрическим током систему «наказания». В ходе экспериментов изучалось поведение животных (велась кинозапись) и регистрировалась электрическая активность различных отделов мозга. По окончании опытов изучались срезы мозга и изменения, происшедшие в организме крыс.

Первая серия опытов показала, что при раздражении системы «наказания» у животных возникали реакции страха, так называемый оборонительный рефлекс: они метались по камере, были возбуждены, отказывались от еды, у них наблюдалась одышка. Все крысы, у которых возникли эти реакции, начали вместо глюкозы и воды пить алкоголь. В результате употребления спирта они становились спокойнее, чувствительность к электрическому воздействию на систему «наказания» у них снижалась.

Представляет интерес и тот факт, что раздражение этой системы «наказания» сопровождается изменением содержания в крови некоторых биологически важных веществ (производных адреналина), а также нарушением обмена. Есть основания считать, что эти явления связаны с возникновением «влечения» к алкоголю.

Во второй серии экспериментов электроды вживлялись в систему «удовольствия». Сеть электротока замыкалась с помощью специальной педали, находившейся в камере. После того, как крыса получала разряд тока в систему «удовольствия», она начинала сама нажимать на педаль, явно стремясь повторно испытать это ощущение. Частота нажатий на педаль была очень значительной: до 100 в минуту. После этого крысы-«алкоголики» переставали пить спирт и переходили на потребление глюкозы и воды, «излечиваясь» таким образом от своего «алкоголизма». Статистическая обработка данных подтвердила достоверность полученных результатов.

Таким образом, было установлено, что повышение активности системы «наказания», сопровождающееся реакциями тревоги и так называемого стресса (напряжения), вызывает у животных «влечение» к алкоголю, а повышение активности системы «удовольствия» подавляет его.

Эта закономерность позволяет по-новому объяснить и такие известные врачам факты, как склонность к алкоголизму у лиц с явлениями тревоги и подавленности, и, наоборот, отсутствие такой склонности у людей с повышенным настроением (в частности, алкоголизм не наблюдается у так называемых маниакальных больных с резким повышением настроения, возбужденных, многословных).

Вместе с тем совершенно ясно, что возникновение описанных экспериментальных явлений зависит не только от раздражения систем «наказания» и «удовольствия», но и от изменения деятельности всего мозга, в частности от изменения взаимоотношений его коры и подкорки, от образования условных рефлексов. С другой стороны, «влечение» к алкоголю у животных является не более чем моделью алкоголизма — этой сложной социально-биологической проблемы. При этом речь идет о моделировании лишь одной из форм влечения, а именно первичного («психологического»), которое сопровождается расстройством настроения и аппетита. Как уже указывалось выше, «влечение» к алкоголю, в особенности «вторичные» его формы, зависит от образования условных рефлексов на спиртные напитки, привыкания тканей и других биологических сдвигов, которые нуждаются в дальнейшем изучении.

Но при всех сделанных оговорках полученные экспериментальные данные проливают свет на некоторые механизмы возникновения болезненного пристрастия к алкоголю. Это подтверждается и тем, что вещества, подавляющие реакцию «избегания» и усиливавшие реакцию «удовольствия» (самораздражения) у крыс, уменьшали у них «влечение» к алкоголю. К таким веществам относится, например, лекарственный препарат элениум. Нужно сказать, что эти же препараты, в частности и элениум, оказывают благоприятное влияние и на лиц, страдающих алкоголизмом: улучшают у них настроение, сон и аппетит, подавляют тягу к спиртному.

Проведенные экспериментальные исследования представят, вероятно, в будущем интерес и для практической медицины. Опыты по электрическому воздействию на мозг проводятся не только на животных. При некоторых заболеваниях центральной нервной системы ученые вживляют больным электроды в различные структуры головного мозга. В результате исчезает ряд болезненных явлений, изменяется поведение больных. Такого рода вмешательства казались совершенно фантастическими еще совсем недавно. Однако прогресс науки, свидетельствующий, что «чудеса» стали обыденным явлением, разубеждает даже завзятых скептиков и заставляет верить, что возможности науки действительно безграничны.

Разумеется, что подобного рода исследования на человеке должны проводиться с большой осторожностью. Им должен предшествовать длительный этап экспериментальных работ. Не подлежит сомнению, что изучение природы различных болезненных симптомов с помощью их моделирования имеет важное научное и практическое значение. Это, в частности, относится и к алкоголизму.

Уточнение характера патофизиологических механизмов «влечения» к алкоголю дополняет конкретно-социологические и социально-психологические исследования, необходимые для более широкого развертывания системы профилактических, социально-гигиенических, воспитательных, общественных и медицинских мероприятий по борьбе с алкоголизмом.

Автор: Б. Сегал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *